MEDDAILY.INFO
медицинская энциклопедия
ГлавнаяКарта сайта Контакты
 

Миелодиспластические синдромы

фото Миелодиспластические синдромы
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Миелодиспластический синдром - клональное заболевание гемопоэтической стволовой клетки. В западной литературе часто используется термин «myelodysplastic syndromes», т. е. миелодиспластические синдромы, подчеркивая тем самым вариабельность морфологических, гистологических, гематологических, молекулярно-генетических и клинических проявлений миелодиспластического синдрома. Несмотря на гетерогенность состава, всем вариантам миелодиспластического синдрома присущи общие признаки, которые позволяют выделять их из состава миелоидных неоплазий и объединять в самостоятельную группу.

Этими признаками являются:
1) неэффективность гемопоэза, проявляющееся несоответствием между нормальной или повышенной клеточностью костного мозга и одно-, двух-или трехростковой цитопенией в ПК;
2) морфологические признаки дисплазии в клетках;
3) риск трансформации в острый миелодиспластический синдром.

Критериями цитопении у больных миелодиспластическим синдромом являются снижение уровня гемоглобина ниже 100 г/л, абсолютного числа нейтрофилов ниже 1,8х109/л и тромбоцитов ниже 100х109/л.

Отсутствие или наличие указаний на предшествующее воздействие генотоксических факторов, таких как цитостатическая и/или лучевая терапия, позволяет диагностировать миелодиспластический синдром de novo или вторичный.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ
Заболеваемость миелодиспластическим синдромом зависит от многих факторов, включая возраст, пол, расу и географический регион.

Миелодиспластический синдром de novo развивается без видимой внешней причины.


Вместе с тем следует выделять факторы, предрасполагающие к развитию миелодиспластического синдрома. Это неблагоприятный семейный анамнез с указанием на заболевания системы крови, курение, злоупотребление алкоголем, вирусная инфекция, профессиональный контакт с бензолом, другими растворителями или химикатами, применяемыми в сельском хозяйстве (инсектициды, пестициды, гербициды, фертилизаторы), радиацией. У курильщиков риск возникновения миелодиспластического синдрома выше на 45%, а у злоупотребляющих алкоголем - на 31%. Высокая вероятность имеется у пациентов с такими врожденными заболеваниями, как анемия Фанкони, дискератоз, синдромы Швахманна-Даймонда и Даймонда-Блекфена.

Вторичный миелодиспластический синдром после терапии алкилирующими препаратами или лучевой терапии диагностируется через 5-10 лет и характеризуется несбалансированными хромосомными аберрациями с вовлечением 5 и/или 7 хромосомы, а также комплексным кариотипом. Риск имеет дозозависимый характер.

Вероятность развития вторичного миелодиспластического синдрома после лечения ингибиторами топоизомеразы меньше. Длительность латентного периода составляет в среднем 2 года. В этом случае наиболее типичными являются сбалансированные хромосомные аберрации с вовлечением 11 (q23).

Миелодиспластический синдром - преимущественно болезнь пожилого возраста.


Медиана возраста больных при диагностике миелодиспластического синдрома составляет 71 год.

В США заболеваемость миелодиспластическим синдромом составляет 3,3-3,8 человека на 100 000 населения в год. Эти цифры сопоставимы с показателями при остром имелодисплатсическом синдроме и позволяют относить миелодиспластический синдром к категории наиболее распространенных гемобластозов. Ежегодно на территории США выявляется около 10 000- 15 000 пациентов миелодиспластического синдрома.

Наименьший уровень заболеваемости отмечается у больных моложе 40 лет - 0,14 на 100 000 населения и достигает максимума в возрасте старше 80 лет - 36 на 100 000 населения. После 60 лет заболеваемость увеличивается более чем в 5 раз и составляет 86% общего числа заболевших миелодиспластическим синдромом. Мужчины болеют чаще, чем женщины: 4,4 против 2,5 на 100 000 населения в год.

В США заболевание выявляется преимущественно среди белых и афроамериканцев: 3,3 и 2,4 на 100 000 в год соответственно. Заболеваемость в США соответствует показателям Англии/Уэльса и Швеции (3,6 на 100 000), Германии (4,1 на 100 000) и Франции (3,2 на 100 000), но выше, чем в Японии (1,0 на 100 000).


Вторичный миелодиспластический синдром выявляется у 10% больных.

Принято считать, что заболеваемость миелодиспластическим синдромом не увеличивается. Некоторое повышение показателей объясняется улучшением диагностики и своевременным внесением информации в регистры.Тем не менее в ближайшее время ожидается тенденция к росту числа пациентов миелодиспластического синдрома. Причины: старение населения, увеличение длительности жизни пациентов с онкологическими заболеваниями в результате успешной химио- и/или лучевой терапии, совершенствование диагностических методик, выявление заболевших на ранних стадиях болезни, когда риск трансформации в острый миелодиспластический синдром минимальный, улучшение выживаемости при миелодиспластическом синдроме из-за оптимизации лечебного пособия посредством применения новых лекарственных средств.

ПАТОГЕНЕЗ
Вариабельность морфологических, гистологических, гематологических и клинических проявлений свидетельствует о гетерогенности биологических механизмов, принимающих участие в возникновении и развитии миелодиспластического синдрома клона, а также о сложном взаимодействии молекулярно-генетических и эпигенетических процессов с гемопоэтическим микроокружением. Нередко один из патобиологических процессов приобретает доминирующее положение, что создает условия для формирования определенного клинического фенотипа миелодиспластического синдрома, например гипопластический вариант или вариант с изолированной делецией del(5q).

Разбирая отличительные особенности миелодиспластического синдрома, необходимо обратить внимание на отдельные биологические феномены, присущие только данному виду миелоидных неоплазий.

Прежде всего это сочетание цитопении разной степени тяжести с клеточным КМ. В начале 90-х годов прошлого века было установлено, что для миелодиспластического синдрома типичным является не столько недостаточность КМ, сколько состояние избыточной пролиферации: большинство костномозговых клеток способны синтезировать ДНК и характеризуются коротким клеточным циклом. Причина данного феномена - избыточный интрамедуллярный апоптоз. В то же время механизм, из-за которого клональные клетки, дифференцирующиеся до конечных стадий и подвергающиеся усиленному апоптозу, приобретают черты фатального заболевания, окончательно не расшифрован.

Наряду с этим в формировании клинико-гематологической картины у ряда пациентов с миелодиспластическим синдромом принципиальная роль принадлежит не избыточному апоптозу, а иммуноопосредованным механизмам. Речь идет о гипопластическом варианте миелодиспластического синдрома, который чаще диагностируется у молодых больных, характеризуется более глубокой цитопенией, редкими случаями с бластозом и нарушениями кариотипа.

Другой парадоксальной находкой при миелодиспластическом синдроме является сосуществование клеток с разной чувствительностью к апоптозу. При этом если клетки, чувствительные к апоптозу, погибают в КМ, то большинство резистентных к апоптозу клеток попадает в кровеносное русло. Возможная причина - паракринная природа проапоптотических сигналов, в реализации которых принимают участие стромальные клетки и провоспалительные цитокины. Вместе с тем сомнительным представляется выраженный апоптоз на уровне клетки-родоначальницы патологического клона. В этом случае клетки не доживали бы до формирования клинико-гематологической картины миелодиспластического синдрома. Наряду с этим установлено, что интенсивность апоптоза костномозговых клеток выше при миелодиспластическом синдроме низкого риска, чем с развернутыми стадиями болезни, когда резистентность к апоптозу становится клинически значимой проблемой.

Существуют 2 основных механизма апоптоза. Первый ассоциирован с митохондриями (внутренний механизм), второй сопряжен с рецепторами гибели клеток (внешний механизм).

Фактор некроза опухоли альфа, провоспалитель-ный цитокин, связывается с клеточной мембраной посредством одного из 2 рецепторов: ФНО-RI или ФНО-R2. Взаимодействие TNFα с ФНО-RI сопровождается образованием сигнального комплекса, индуцирующего гибель клетки. В состав комплекса входят протеины: ассоциированный с доменом гибели ФНО-R (TNFR-associated with death domain, TRADD) и ассоциированный с доменом гибели FAS (FAS-associated with death domain, FADD). Результатом является активация каспаз, регулирующих интенсивность апоптоза. Образование сигнального комплекса, индуцирующего гибель клетки, возможно и при взаимодействии лиганда CD95 (CD95L или FASL) с CD95 (или FAS). Независимо от инициирующей причины (TNFα или CD95L), итогом является усиление апоп-тоза клеток МДС.Внутренний механизм активации апоптоза ассоциирован с дисфункцией про- и антиапоптотических генов семейства BCL2, следствием которой также является дизрегуляция активности каспаз. Кроме того, избыточная экспрессия BCL2 сопряжена с повышенной резистентностью клеток миелодиспластического синдрома к апоптозу и риском трансформации в острый миелодиспластический синдром.

Другой причиной гетерогенности миелодиспластического синдрома является вариабельность генетических повреждений, большинство из которых выявляется на развернутых стадиях заболевания. Генетические аберрации принято разделять на мутации, ассоциированные с повреждением структуры (одиночные точечные мутации, делеции или амплификации) и сопряженные с нарушением экспрессии (мутации генов, принимающих участие в регуляции эпигенетических процессов). Несмотря на увеличение числа вновь обнаруживаемых мутаций, не установлено мутации (-й), типичных только для пациентов с миелодиспластическим синдромом. Иначе говоря, мутации, выявляемые при миелодиспластическим синдроме, также могут быть обнаружены при других миелоидных неоплазиях: острый миелодисплатсический синдром. В то же время расширение профиля генетических повреждений позволяет выискивать мутации, экспрессия которых ассоциирована с прогнозом, и включать их в состав прогностических шкал.

В настоящее время описаны мутации в генах, принимающих непосредственное участие в регуляции хроматина: DNMT3A (DNA methyltransferase 3A), TET2 (tet methylcytosine dioxygenase 2), IDH1 (isocitrate dehydrogenase 1) и IDH2, ASXL1 (additional sex-combs-like 1), EZH2 (enhancer of zeste homologue 2). Эти мутации выявляются у 5-20% больных. Их обнаружение нередко ассоциировано с риском прогрессии в ОМЛ и ухудшением выживаемости.

Из мутаций, обнаруживаемых в онкогенах и генах-супрессорах опухоли, следует указать прежде всего на мутации в таких транскрипционных факторах как RUNX1 и ETV6. Точечные мутации генов ETV6 и RUNX1 обнаруживается в 2-15% случаев миелодиспластического синдрома и являются факторами неблагоприятного прогноза. Мутации в гене ТР53 ассоциированы с увеличением нестабильности гена и снижением интенсивности апоптоза. Этим объясняется частая находка мутации ТР53 у пациентов с развернутыми стадиями миелодиспластического синдрома, комплексным кариотипом и резистентностью к химиотерапии. Мутации в генах сигнального пути RAS обнаруживаются в 15% случаев и наиболее часто выявляются в гене NRAS. Нередко при миелодиспластическом синдроме, преимущественно рефрактерной анемии с кольцевыми сидеробластами с тромбоцитозом (до 50% больных), выявляется мутация нерецепторной тирозинкиназы JAK2 (JAK2V617F). Прогностическая ценность данной генетической находки неясна. Тем не менее прогноз у пациентов с тромбоцитозом хуже, чем в случае нормального уровня тромбоцитов.

ДИАГНОСТИКА
Как следует из названия, принципиальным признаком миелодиспластического синдрома являются диспластические изменения. Вместе с тем, дисплазия не является находкой, присущей только больным миелодиспластическим синдромом. Изменения морфологии клеток КМ и ПК обнаруживаются при многих заболеваниях системы крови и болезнях, не связанных с патологией кроветворных клеток. Тем самым следует признать, что в большинстве случаев, особенно при отсутствии избытка бластных клеток и/или нормальном кариотипе, диагноз миелодиспластического синдрома устанавливается методом исключения других причин миелодисплазии.

Для выявления диспластических изменений необходимо провести дифференцированный подсчет и анализ не менее 500 ядерных клеток в миелограмме. Окраска препаратов КМ проводится по Паппенгейму. В случае расширения эритроидного ростка рекомендована дополнительная окраска на сидеробласты по Перлсу. Выявление диспластических признаков в ≥10% клеток одного из ростков миелопоэза позволяет заподозрить клональный характер нарушений.

Дизэритроцитопоэз
Морфологическими признаками дизэритропоэза при просмотре мазков ПК являются анизоцитоз в сторону макроцитоза, пойкилоциты, овалоциты, фрагментированные эритроциты в виде слезных капель, таргетные (мишеневидные) базофильнопунктированные эритроциты, тельца Жоли, ядерные эритроциты нормобластического и/или мегалобластоидного характера.

К признакам дизэритропоэза в препаратах КМ относятся эритроидная гиперплазия, мегалобластоидные элементы, многоядерные формы, фрагментация ядра, межъядерные мостики, неправильные мито-тические фигуры, PAS положительные нормоциты, кольцевые сидеробласты. Важным элементом поиска признаков дизэритропоэза является обнаружение кольцевых сидеробластов. В норме агрегаты фер-ритина встречаются менее чем в 50% нормобластов и их количество не превышает 4 гранул в клетке. В тех случаях, когда гранулы ферритина занимают более трети ядра, принято использовать термин «кольцевые сидеробласты». Принципиальным является не только обнаружение кольцевых сидеробластов, но и их процентное содержание.

Дизгранулоцитопоэз
Частой морфологической находкой в препаратах ПК является гипогрануляция, ассоциированная с отрицательной реакцией на пероксидазу. Одновременно могут обнаруживаться и гипергранулярные, и агранулярные нейтрофилы. Дефект грануляции может выявляться в миелоцитах и метамиелоцитах, которые напоминают моноциты.

Принято выделять 4 степени грануляции нейтрофилов:
- Степень 0 - агранулярные нейтрофилы.
- Степень 1 - нейтрофилы с единичными гранулами.
- Степень 2 - нейтрофилы со слабо окрашенными гранулами или с гранулами, занимающими менее 2/3 цитоплазмы.
- Степень 3 - нейтрофилы с четко определяемыми гранулами, занимающими практически всю цитоплазму.

Другим характерным признаком является гипосег-ментация со сгущением хроматина по типу аномалии Пельгера. Это так называемая псевдопельгеровская аномалия или пельгероидность. К пельгероидным относят клетки, содержащие одиночные или двухсег-ментарные ядра с плотным хроматином.

Нередко в КМ могут встречаться гранулоциты с продырявленным, кольцевидным ядром. При изучении клеток КМ нередко обнаруживаются базофилия краевой цитоплазмы созревающих и зрелых элементов в результате диссоциации созревания ядра и цитоплазмы, азурофильные гранулы, эозинофилы с округлым ядром и вариабельной грануляцией цитоплазмы. Моноциты с множественными долями и азурофильной зернистостью цитоплазмы, гемофагоцитирующие моноциты и повышенное число моноцитов с гранулами железа - морфологические признаки дисплазии клеток моноцитарного ростка.

Дизмегакариоцитопоэз
При анализе препаратов ПК часто обнаруживаются гигантские агранулярные или со скудным грануло-мером тромбоциты. Реже выявляются фрагменты мегакариоцитов.

К изменениям в костномозговом пунктате следует отнести микромегакариоциты, моно-, диплоидные и гигантские мегакариоциты с множественными раздельно лежащими ядрами. При небольшом количестве мегакариоцитов в морфологических препаратах КМ оценку диспластических изменений следует осуществлять в гистологических препаратах с изучением не менее 30 мегакариоцитов.Немаловажным условием верификации диспластических изменений является анализ бластных клеток с выделением отдельных типов. Тип I характеризуется отсутствием азурофильных гранул в цитоплазме. Отличительным признаком бластов типа II является наличие единичных азурофильных гранул (от 5-6 до 10). В цитоплазме бластов III типа содержится до 20 и более гранул. Разграничение между бластами III типа и промиелоцитами затруднительно. Это нередко сопровождается произвольной интерпретацией результатов.

В случае гиперплазии эритроидного ростка, когда эритроидные клетки составляют ≥50% всех ядерных элементов, необходимо проводить дифференциальный диагноз между острого миелобластного синдрома и отдельными вариантами миелодиспластического синдрома.

Время от обнаружения изменений в анализах крови до диагностики миелодиспластического синдрома составляет в среднем 3 года. Подозревать миелодиспластический синдром следует при упорной цитопении, персистирующей в течение не менее 6 мес, макроцитозе (средний объем эритроцитов >96 фл), анизоцитозе (ширина распределения эритроцитов >14,5%) и повышенной концентрации лактатдегидрогеназа (>250 МЕ/л). Диагноз миелодиспластического синдрома верифицируется в 70% случаев сочетания указанных признаков с уровнем гемоглобина ниже 100 г/л и тромбоцитов ниже 100х109/л.

Изменения в анализах крови позволяют предположить диагноз миелодиспластического синдрома. Для подтверждения диагноза миелодиспластического синдрома необходимо изучение препаратов КМ: морфологических и гистологических. Учитывая, что миелодиспластический синдром встречается преимущественно среди лиц старшего возраста, следует признать, что выполнение стернальной пункции и трепанобиопсии - обязательный элемент обследования пожилых людей с цитопенией неустановленной природы.Согласно классификации ВОЗ, для верификации диагноза миелодиспластического синдрома необходимо, чтобы не менее 10% клеток нейтрофильного, эритроидного или мегакариоцитарного ростка имели отчетливые признаки дисплазии. Самостоятельным морфологическим критерием миелодиспластического синдрома являются кольцевые сидеробласты в количестве ≥15%. Диагностика миелодиспластического синдрома упрощается, если в аспирате КМ обнаруживается 5-19% миелобластов. Но в этом случае не должно быть таких хромосомных аберраций, как транслокация t(15;17) или t(8;21) либо инверсия inv(16), являющихся безоговорочными маркерами острого миелобластного синдрома независимо от процентного содержания бластных клеток.

При недостаточном объеме морфологических признаков решающими могут оказаться результаты цитогенетических исследований. Несмотря на отсутствие повреждений кариотипа, ассоциированных исключительно с миелодиспластическим синдромом , в классификации ВОЗ приведен ряд сбалансированных и несбалансированных хромосомных аберраций, обнаружение которых с большей долей вероятности свидетельствует о миелодиспластическим синдроме, нежели при их отсутствии.

В ряде случаев, преимущественно при гипопластическом варианте или миелодиспластическом синдроме с фиброзом, нет роста клеток в культуре. Это может послужить основанием для проведения метода FISH. Вместе с тем необходимо помнить, что метод FISH не в состоянии охватить весь спектр хромосомных аберраций, выявляемых при стандартном кариотипи-ровании. Вот почему FISH не может быть рекомендована в качестве стандартного метода. Его проведение показано в основном при подозрении на определенные изменения кариотипа. Например, вполне оправданным представляется поиск повреждений длинного плеча 5 хромосомы в случае сочетания нормального кариотипа с морфологическими находками, типичными для 5q-синдрома.Наибольшие затруднения возникают при диагностике ранних стадий миелодиспластического синдрома, когда макроцитарная анемия или другой вид цитопении часто ассоциированы с нормальным кариотипом, отсутствием или умеренными признаками дисплазии.

В этих случаях диагностика миелодиспластического синдрома возможна при обнаружении признаков, подтверждающих клональную, а не вторичную, природу изменений, обнаруживаемых в ПК и/или КМ. Для подтверждения клональности чаще всего используют метод проточной цитометрии и/или проводят дополнительные молекулярно-генетические исследования.

Возможности проточной цитометрии позволяют идентифицировать специфические для миелодиспластического синдрома изменения в незрелых и зрелых клетках миелопоэза. Более того, информация, полученная при проведении проточной цитометрии, дополняет результаты цитоморфологического исследования. Например, патологические миелоидные клетки-предшественники могут быть обнаружены в тех случаях, когда в морфологических препаратах отсутствует избыток бластных клеток.

В классификации ВОЗ 2008 г. для диагностики миелодиспластического синдрома рекомендовано ориентироваться на множественные (не единичные) изменения, выявляемые при проточной цитометрии. Иными словами, при обнаружении большего числа аномалий вероятность диагностики миелодиспластического синдрома возрастает.

Для верификации диспластических изменений в клетках КМ следует оперировать показателями, специфичными для диагностики миелодиспластического синдрома, и осуществлять адекватную интерпретацию полученных результатов. В этом случае показатели проточной цитометрии могут быть использованы и для стратификации пациентов на группы риска.

Оценка представленных параметров возможна с помощью 4-цветного анализа на проточном цитофлуориметре. При этом основной акцент должен быть сделан на выявление незрелых миелоидных клеток. Необходимо учитывать такие показатели, как относительное содержание данных клеток, характеристики (размер и гранулярность) прямого и бокового (SSC) светорассеяния в сочетании с экспрессией антигенов CD34 и CD117, маркеров зрелости и миелоидной принадлежности клеток. Это позволяет дифференцировать нормальные клетки-предшественники от патологических клеток.Для выявления гранулоцитов разной степени зрелости используют средства моноклональных антител к антигенам, являющимся основными маркерами зрелости клеток гранулоцитарного ряда (CD13, CD11b, CD16, CD15), оценка экспрессии которых проводится против параметров бокового светорассеяния.

Возможности проточной цитометрии для описания изменений в клетках мегакариоцитарного ряда ограничены. Для обнаружения признаков дизмегакариоцитопоэза следует использовать стандартные морфологические и иммуногистохимические методы.

Состояния, когда невозможно установить причину персистирующей в течение 6 мес цитопении или дисплазии, предложено обозначать как «идиопатическая цитопения неустановленной природы» и «идиопатическая дисплазия неустановленной природы».

Идиопатическая цитопения неустановленной природы характеризуется длительным снижением уровня гемоглобина (менее 110 г/л), абсолютного числа нейтрофилов (менее 1,5х109/л) и/или тромбоцитов (менее 100х109/л) без признаков дисплазии и нарушений кариотипа. В свою очередь, идиопатическая дисплазия неустановленной природы объединяет достаточно редкие случаи, когда обнаруживаемая более чем в 10% клеток дисплазия не сопровождается цитопенией или цитопения носит умеренный характер (гемоглобин ≥100 г/л, абсолютное число нейтрофилов ≥1,5х109/л, тромбоциты ≥100х109/л).

Несмотря на сложности, следует отметить важность диагностики не только миелодиспластического синдрома, но и его отдельных вариантов, что позволяет более корректно спрогнозировать сценарий естественного течения болезни, вероятность трансформации в острый миелобластический синдром и общую выживаемость и, в конечном итоге, выбрать соответствующую данному варианту интенсивность лечения.

Впервые описание миелодиспластического синдрома как самостоятельного заболевания было представлено в классификации FAB в 1976 г. Тогда разграничительный уровень между острым миелитный лейкозом и миелодиспластическим синдромом составлял 30% и выделялись 5 вариантов.

Для простоты работы необходимо помнить, что все варианты миелодиспластического синдрома, представленные в классификации ВОЗ, можно распределить в следующие условные группы:
1) с изолированной делецией del(5q);
2) с однолинейной дисплазией - (рефрактерная анемия), (рефрактерная нейтропения), (рефрактерная нейтроцитопения);
3) с мультилинейной дисплазией;
4) с повышенным содержанием бластов;

5) недифференцированный миелодиспластический синдром, представленный следующими случаями:
a) однолинейная дисплазия, ассоциированная с панцитопенией;
b) одноили мультилинейная дисплазия и 1% бластов в ПК;
c) диспластические изменения менее чем в 10% клеток КМ, но с цитогенетическими поломками, характерными для миелодиспластического синдрома.

Акцент на таких морфологических показателях, как процентное содержание миелобластов и кольцевых сидеробластов, а также число ростков миелопоэза с признаками дисплазии способствует распределению больных миелодиспластического синдромом в более однородные по прогнозу группы и существенно повышает качество стратификации на группы риска, сопоставимое с прогностическим потенциалом шкалы IPSS. Отличие только в том, что одним из трех составляющих IPSS, наряду с цитопенией и количеством бластов в КМ, является кариотип, который практически не представлен в классификации ВОЗ [за исключением варианта с изолированной del(5q)].

Миелодиспластический синдром с изолированной делецией del(5q) или 5q-синдром выявляется в 4-5% случаев миелодиспластического синдрома. Характеризуется изолированной интерстициальной делецией длинного плеча 5 хромосомы в сегменте q13-q33. Наиболее частые варианты: del(5)(q13q31), del(5)(q13q33) и del(5)(q22q35).

Особого внимания заслуживает тот факт, что 5q-синдром, будучи частью группы миелодиспластического синдрома с изолированной делецией длинного плеча 5 хромосомы, не только имеет четко очерченную гематологическую картину, но и характеризуется относительно благоприятным прогнозом. Обнаружение избыточного количества бластов в КМ и/или дополнительных хромосомных повреждений - основание для верификации одного из соответствующих морфологическим находкам варианта миелодиспластического синдрома, но не 5q-синдрома.

Неблагоприятное течение миелодиспластического синдрома, который, несмотря на наличие del(5q), не соответствует критериям 5q-синдрома, обусловлено другим биологическим фенотипом с выраженной генетической нестабильностью. У этих пациентов, в частности, областью локализации CDR является 5q31.1 между генами ИЛ-9 и EGR-1, а риск прогрессии в острый миелитный лейкоз сопряжен с гаплонедостаточностью генов EGR-1 (early growth response 1) и гена-супрессора опухоли CTNNA1 (a-catenin). Обоснованность выделения миелодиспластического синдрома с изолированной делецией del(5q) подтверждается эффективностью терапии леналидомидом.

Гипопластический миелодиспластический синдром
Характеризуется клеточностью костного мозга менее 30% у больных моложе 70 лет и менее 20% в возрасте старше 70 лет. Встречается в 10-20% случаев миелодиспластического синдрома. Необходима дифференциальная диагностика с апластической анемией, токсическими воздействиями и аутоиммунными заболеваниями. Эффективна иммуносупрессивная терапия, что косвенно подтверждает иммуноопосредованные механизмы воздействия на костномозговое кроветворение.



Новые статьи

» Стронгилоидоз
Стронгилоидоз
Стронгилоидоз - хронически протекающий геогельминтоз с преимущественным поражением ЖКТ и общими аллергическими проявлениями. Основной источник заражения стронгилоидозом - больной человек. Некоторые... перейти
» Трихинеллез
Трихинеллез
Трихинеллез у человека - это острый зооноз с природной очаговостью, протекающий с лихорадкой, мышечными болями, отеком лица, кожными высыпаниями, высокой эозинофилией, а при тяжелом т... перейти
» Энтеробиоз
Энтеробиоз
Энтеробиоз - кишечный гельминтоз, вызываемый мелкой нематодой Enterobius vermicularis, со стертым и невыраженным течением, наиболее распространенный признак которого - перианальный зуд, возникающий на... перейти
» Аскаридоз
Аскаридоз
Аскаридоз - кишечный гельминтоз, вызываемый нематодой Ascaris lumbricoides, протекающий с поражением ЖКТ, интоксикацией, аллергическими реакциями. Аскаридоз - один из самых распространенных гельмин... перейти
» Альвеококкоз
Альвеококкоз
Альвеококкоз (Alveococcosis) - зоонозный биогельминтоз, вызываемый личиночной стадией цепней Echinococcus multilocularis, с хроническим прогрессирующим течением, развитием в печени и других органах мн... перейти
» Эхинококкоз
Эхинококкоз
Эхинококкоз (Echinococcosis) - зоонозный биогельминтоз, вызываемый личиночной стадией цепня Echinococcus granulosus, характеризуемый хроническим течением и развитием преимущественно в печени, реже в л... перейти