MEDDAILY.INFO
медицинская энциклопедия
ГлавнаяКарта сайта Контакты
 

Миелодиспластический синдром с фиброзом костного мозга

фото Миелодиспластический синдром с фиброзом костного мозга
Умеренный и выраженный фиброз КМ обнаруживается у 10-20% заболевших миелодиспластическим синдромом при диагностике или в процессе наблюдения. Фиброз - негативный фактор прогноза. Мутация JAK2V617F - редкая находка. Необходима дифференциальная диагностика с вторичным миелодисплостическим синдромом.

Часть авторов выделяют также и другие варианты миелодиспластического синдрома с особенностями проявления: миелодиспластический синдром с гиперплазией эритроидного ростка, миелодиспластический синдром с красноклеточной аплазией и миелодиспластического синдрома с минорным пароксимазальным гимаглобинурином клоном.

Приблизительно в 10-20% случаев миелодиспластического синдрома наблюдается гиперплазия эритроидного ростка, который составляет не менее 50% ядерных клеток КМ.


Данная картина не должна быть следствием назначения ЭПСП. Согласно классификации ВОЗ, если при пересчете количество бластных клеток не соответствует критериям острого эритроидного лейкоза, количество бластов рассчитывается от общего числа ядерных элементов. Миелодиспластический синдром с красноклеточной аплазией составляет не более 5% общего числа больных миелодиспластическим синдромом. Аплазия эритроидного ростка может быть обнаружена при верификации миелодиспластического синдрома или в процессе мониторинга.

Более частая находка у мужчин. Характеризуется высокой концентрацией эндогенного эритропоэтина и зависимостью от трансфузий. Не установлено связи с антителами к эритропоэтину или парвовирусу В19. Возможен дефект развития или избыточный апоптоз клеток-предшественников эритропоэза.


Эффективность иммуносупрессивной терапии, в частности циклоспорину А, позволяет предполагать вовлечение иммуноо-посредованных механизмов. У пациентов с миелодиспластическим синдромом может обнаруживаться небольшая популяция эритроцитов с дефицитом гликолипида гликозилфосфатидилинозитола без лабораторных и клинических признаков гемолиза и симптомов пароксимазальной ночной гемаглобинурии. Данная находка расценивается как субклинический пароглимазальный гемаглобинурин. Субклинический пароксимазальный гемаглобинурин наблюдается преимущественно при миелодиспластическом синдроме низкого риска с гипоплазией КМ, редкими хромосомными аберрациями и минимальными признаками дисплазии в клетках гранулоцитарного и мегакариоцитарного ростков. Встречается у 10-20% больных миелодиспластическим синдромом низкого риска. Диагностируется при сниженииэкспрессии CD55, CD59, CD16, CD66b, CD24, CD14 и CD58 на гранулоцитах по результатам проточной цитофлуориметрии.

СИМПТОМАТИКА
Клинические проявления миелодиспластического синдрома носят неспецифический характер. Выраженность симптомов зависит прежде всего от варианта заболевания и тяжести цитопении, т. е. варьирует от случаев с индолентным течением, когда нет явных клинических проявлений, до ситуаций, при которых симптомы сопряжены с угрозой для жизни.

У большинства заболевших миелодиспластическим синдромом отсутствуют симптомы болезни. Тем самым нередко миелодиспластический синдром обнаруживается при обследовании по поводу болезней сердца и почек, когда случайно выявляют изменения в анализах ПК и КМ, типичные для миелодиспластического синдрома. Более выраженная симптоматика, нередко с лихорадкой, кровотечениями, циркуляцией бластных клеток в ПК, типична для больных с неблагоприятными вариантами миелодиспластического синдрома.

Проявлениями анемии являются слабость, недомогание, усталость, зависимость от трансфузий эритроцитной массы. При тромбоцитопении возможно появление петехий, экхимозов, носовых и десневых кровотечений. Нейтропения нередко ассоциирована с инфекционными осложнениями, повышением температуры, кашлем, дизурией, бактериальным или грибковым шоком. Органомегалия - редкая находка при миелодиспластическим синдроме.

При диагностике миелодиспластического синдрома анемия обнаруживается приблизительно у 80% больных, нейтропения и тром-боцитопения - у третьей части. Тяжелая степень анемии, нейтропении и тромбоцитопении диагностируется в 28%, 6 и 5% случаев, соответственно. Уровень гемоглобина составляет 91 г/л (80-100 г/л), абсолютное число нейтрофилов 1,8х109/л (1,1-2,8х109/л) и тромбоцитов 100х109/л (56-150х109/л). Тяжесть цитопении нарастает по мере увеличения длительности заболевания и/или прогрессии.

Анемия - наиболее частая лабораторная находка при миелодиспластическом синдроме. Анемия преимущественно макроцитарного и, реже, нормоцитарного характера, характеризуется ретикулоцитопенией. В редких случаях анемия может быть микроцитарной. Анемия часто сочетается с нейтропенией и тромбоцитопенией. В 50% случаев обнаруживается панцитопения. Изолированная нейтропения и тромбоцитопения редки, не более чем в 5% случаев.Число пациентов с бластемией нередко достигает 25%. Это обусловлено тем, что именно бластемия часто является основанием для направления пожилого человека с цитопенией к гематологу. Среди случаев с бластемией у 16% количество бластов составляет 1-5% и более 5% - у 10% больных.

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ
Отличительной особенностью миелодиспластического синдрома является вариабельность клинического течения от случаев, когда сниженные показатели в ПК и/или небольшое количество миелобластов в КМ персистируют приблизительно на одном уровне в течение длительного времени до вариантов с агрессивным течением и быстрой прогрессией в острый миелитный лейкоз.

Гетерогенность миелодиспластического синдрома - результат сложного взаимодействия генетических и эпигенетических нарушений с поврежденным гемопоэтическим микроокружением. Формирующийся в результате этого биологический фенотип лейкозных клеток определяет своеобразие клинико-гематологической картины и темп прогрессии в острого миелитного миндрома.

Различия между больными в тяжести цитпении (-ий) и нарастании ее степени, увеличения объема бластных клеток с вероятностью трансформации в острого миелобластного лейкоза обусловливают многообразие терапевтических подходов в лечении миелодиспластического синдрома: от наблюдения и/или переливания компонентов крови до аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток (алло-ТГСК). Выбор варианта лечения и его интенсивности, решение вопроса о целесообразности проведения алло-ТГСК и сроках ее выполнения зависят от прогноза заболевания, а именно от прогнозируемых сроков выживаемости и вероятности прогрессии.

Прогнозирование - составляющий элемент алгоритма лечения миелодиспластического синдрома. Важно отметить, что прогнозирование представляет не единовременное событие, осуществляемое во время диагностики миелодиспластического синдрома. Это динамический процесс. Клинико-гематологический мониторинг с регулярной оценкой отдельных параметров позволяет нередко при внешне не столь заметных отклонениях в анализах ПК и препаратах КМ заподозрить вероятность ухудшения течения миелодиспластического синдрома, своевременно изменить характер терапии и, тем самым, увеличить продолжительность жизни пациента.

При прогнозировании необходимо учитывать, во-первых, тот факт, что основная часть больных миелодиспластическим синдромом представлена лицами пожилого возраста, у которых прогноз зависит не только от биологического фенотипа бластных клеток, но и от соматического статуса, сопутствующих заболеваний и их тяжести. Во-вторых, наиболее важным представляется вычленение из группы относительно благоприятных вариантов миелодиспластического синдрома [с количеством бластных клеток ≤5% или одиночной делецией del(5q)] пациентов с большей вероятностью нарастающего ухудшения показателей ПК и трансформацией в острый миелобластный лейкоз. И, наконец, тот факт, что из многочисленных факторов риска, представленных в разных прогностических шкалах, наиболее информативными маркерами по-прежнему остаются: процентное содержание бластных клеток в пунктате КМ, характер цитогенетических аберраций, выявляемых методом стандартного кариоти-пирования, и показатели ПК. Иначе говоря, анализ состава ПК, исследование пунктата КМ с подсчетом миелограммы и изучение кариотипа являются обязательным условием не только для диагностики миелодиспластического синдрома, но и тем минимальным перечнем исследований, выполнение которых позволяет с большей долей достоверности спрогнозировать течение миелодиспластического синдрома у отдельных больных.

Необходимо отметить, что еще до определения прогностического варианта по специальным шкалам имеется возможность распределить пациентов в соответствующие группы риска. Этому способствует верификация варианта миелодиспластического синдрома по критериям, предложенным классификацией ВОЗ, так как данная классификация оперирует вышеуказанными параметрами, а именно клиническими, гематологическими, морфологическими и цитогенетическими. Риск лейкозной трансформации и прогнозируемая выживаемость больных разными вариантами миелодиспластического синдрома различается достоверно и ухудшается по мере увеличения числа ростков миелопоэза с ≥10% клеток с признаками диспла-зии и количеством миелобластов.

К настоящему времени предложено более 30 специальных прогностических шкал, и количество их продолжает увеличиваться. Число используемых показателей варьирует от 2 до 33 и возрастает за счет включения таких параметров, как концентрация ферритина и абциксимаба в сыворотке крови, молекулярно-генетические аберрации.

Наиболее часто упоминаемыми в литературе и применяемыми в практической деятельности являются шкала IPSS и ее модификация IPSS-R, WPSS и ее варианты, а также MDASS и ее варианты.

Несмотря на разработку и внедрение в клиническую практику усовершенствованной модификации, шкала IPSS по-прежнему остается наиболее востребованной. Для определения одного из трех вариантов прогноза используются 3 показателя. Это количество цитопений в ПК, которые определяются при условии снижения гемоглобина менее 100 г/л, абсолютного числа нейтрофилов >1,5х109/л и тромбоцитов >100х109/л. Содержание бластов в морфологических препаратах КМ: менее 5%, от 5 до 10%, от 11 до 20% и от 21 до 30%. Вариант кариотипа: благоприятный [делеция Y-хромосомы, del(5q), del(20q) и нормальный], неблагоприятный (аномалии 7 хромосомы и комплексный кариотип с независимыми аберрациями не менее 3 хромосом) и промежуточный (все остальные цитогенетические аберрации). Комбинация указанных показателей позволяет распределить больных в группы с благоприятным, промежуточным-1, промежуточным-2 и плохим прогнозом, медиана выживаемости в которых составляет 5, 7; 3, 5; 1,2 и 0,4 года соответственно.

Небольшое число хромосомных аберраций с установленной прогностической ценностью и единственный пограничный показатель для каждого варианта цитопении ограничивают возможности IPSS для динамического наблюдения и снижают ее значимость при стратификации группы низкого риска.

Попытки исправить указанные недостатки были предприняты в последующих шкалах. Так, в модификации IPSS, получившей название IPSS-R (revised), увеличено число хромосомных аберраций с установленным потенциалом и сформировано уже 5 вариантов кариотипа против 3 в IPSS. Кроме того, предложены новые количественные границы для костномозговых бластов и отдельных показателей ПК. Рекомендовано оперировать 3 уровнями гемоглобина, 3 уровнями тромбоцитов и 2 уровнями абсолютного числа нейтрофилов в ПК. Пограничные значения содержания бластов в КМ составили ≤2%, >2-<5% (т. е. 3-4% бластов), 5-10 и >10%. Влияние, оказываемое столь узким разбросом количества бластных клеток на показатели выживаемости, было продемонстрировано в ряде исследований и обусловлено увеличением ростков миелопоэза с признаками дисплазии по мере увеличения объема бластных клеток. Так, если выживаемость и риск трансформации в острый миелобластный синдром у пациентов с 0-2% бластных клеток составляет 51 мес и 5,8%, то при бластозе 3-4% эти показатели значимо хуже: 37 мес и 13,4% соответственно.

Шкала IPSS-R позволяет выделять уже 5 прогностических вариантов, включая при этом группы очень низкого и низкого риска (табл. 19.9). Увеличение числа значений показателей ПК обеспечило не только возможность применения шкалы IPSS-R для динамического наблюдения, но и модификации варианта прогноза от сложившейся клинико-гематологической картины.

Расширение спектра хромосомных аберраций с уточнением прогностической информативности отдельных цитогенетических поломок является несомненным достижением. Вместе с тем следует признать, что повреждения кариотипа у больных миелодиспластическим синдромом отличаются столь выраженной вариабельностью, что многие из включенных в IPSS-R аберраций являются крайне редкой находкой или могут вовсе не выявляться.

Выживаемость пациентов с миелодиспластическим синдромом, основная часть которых, как уже указывалось, представлена лицами пожилого возраста, ассоциирована со многими факторами. Например, с состоянием сердечно-сосудистой системы, которое значительно ухудшается по мере нарастания анемии. В свою очередь, активная гемотрансфузионная терапия, целью которой является профилактика сердечной декомпенсации и поддержание соответствующего возрасту качества жизни, может привести к отложению железа в сердце и печени с нарушением функционального состояния органов. Нарастание тяжести анемии нередко отражает изменение биологического фенотипа бластных клеток, т. е. приобретение ими признаков лейкозных клеток, и/или увеличение объема патологического клона. Факторами, ассоциированными с неблагоприятным течением и ухудшением выживаемости, являются также сниженная клеточность КМ, фиброз КМ, а также указание в анамнезе на тяжелые сопутствующие заболевания.

Большинство из приведенных факторов риска представлены в прогностических шкалах, разработанных группой итальянских гематологов под руководством М. Cazzola. Обнаружив негативное влияние зависимости от трансфузий эритроцитной массы на выживаемость и риск прогрессирования, авторы разработали прогностическую шкалу, в которой совмещены отдельные показатели IPSS (варианты кариотипа), классификации ВОЗ (варианты миелодиспластического синдрома) и зависимость от трансфузий, определяемой как переливание 1 дозы эритроцитной массы каждые 8 нед в течение 4 мес. Шкала получила название WPSS и предполагает стратификацию больных миелодиспластическим синдромом на 5 групп.

Вместе с тем необходимо учитывать, что интерпретация прогностической значимости трансфузионной зависимости не может быть однозначной. При увеличении потребности в частоте трансфузий донорских эритроцитов необходимо в первую очередь исключить изменение биологического фенотипа миелодиспластического синдрома клеток с увеличением их объема, что ассоциировано с прогрессией болезни.

С другой стороны, анемия per se может быть непосредственной причиной повышенной летальности из-за персистирующей гемодинамической компенсации, приводящей к прогрессирующей гипертрофии миокарда. Нельзя исключать и негативное влияние избытка железа в миокарде, накопление которого является следствием регулярных трансфузий в течение длительного времени (так называемый посттрансфузионный гемосидероз).

В последующем было предложено заменить транс-фузионную зависимость на наличие или отсутствие анемии, которая определяется как снижение концентрации гемоглобина ниже 90 г/л у мужчин и ниже 80 г/л у женщин. В случае же обнаружения фиброза КМ 2-3-й степени по критериям EUM-NET к сумме баллов, рассчитанной по шкале WPSS (за исключением варианта очень высокого риска), добавляется еще один балл, что, при прочих равных условиях, значимо ухудшает прогноз.

Для оценки влияния коморбидности, т. е. дополнительных клинических состояний в виде отдельных симптомов, синдромов, болезней или лабораторных отклонений, существовавших до или возникших в процессе лечения основного заболевания, специально для миелодиспластического синдрома была разработана самостоятельная шкала по определению индекса коморбидности. Индекс коморбидности - интегральный показатель, оценивающий состояние и/или поражение сердца, печени, почек и легких в совокупности с перенесенной солидной опухолью. По сумме баллов, присвоенных каждому отдельному показателю, рассчитывается индекс коморбидности: низкий (0 баллов), промежуточный (1-2 балла) и высокий (≥3 балла). Шкала коморбидности способствует дополнительной стратификации пациентов низкого и промежуточного (но не высокого и очень высокого) WPSS рискана группы с разной выживаемостью. При прочих равных условиях высокий показатель индекса коморбидности значимо увеличивает вероятность развития неблагоприятных событий нелейкозной природы и, как следствие, снижает показатели выживаемости.

Гематологами из MD Anderson Cancer Center были разработаны 3 прогностические шкалы, две из которых предназначены для специальных вариантов миелодиспластического синдрома: низкого риска, установленного по классическим прогностическим шкалам, и с пониженной клеточностью КМ.

Следует отметить, что используемые в шкале для вариантов миелодиспластического синдрома такие показатели, как пограничный уровень бластных клеток в КМ на уровне 4%, тромбоцитопения менее 50х109/л и концентрация гемоглобина ниже 100 г/л, применяются и в шкале IPSS-R. Тем самым вполне оправданным представляется, не прибегая к помощи шкалы MDASS для вариантов низкого риска, ограничиться возможностями, предоставляемыми шкалой IPSS-R.

Влияние гипоплазии КМ на выживаемость при миелодиспластическом синдроме окончательно не установлено. В целом, принято считать, что пониженная клеточность не оказывает принципиального значения. Тем не менее дополнительный анализ показателей, отражающих объем (концентрация лактатдегидрогеназа в сыворотке крови) и биологический фенотип (аберрации 7 хромосомы и комплексный кариотип) клональных клеток, в совокупности с показателями функционального состояния организма (общий соматический статус) позволяет выделить из состава гипопластического миелодиспластического синдрома случаи с крайне низкими показателями выживаемости.

Наряду с «классическими» гематологическими и молекулярно-генетическими показателями целый ряд биохимических параметров обладает достаточно высоким прогностическим потенциалом. Это концентрация ферритина, уровень β2-микроглобулина и альбумина. Так, независимо от возраста и варианта по шкале IPSS выживаемость больных с концентрацией альбумина >40, 36-40 и <35 г/л значимо различается. Все варианты хромосомных аберраций, за исключением диплоидного кариотипа и делеции del(5q)палительных цитокинов и, возможно, сопутствующих заболеваний.

Разбирая прогностические шкалы, следует обратить внимание на принципиальное место, которое занимают в них результаты цитогенетических исследований. Это неслучайно. Изучение кариотипа является единственным доступным для большинства гематологических центров методом, который позволяет в определенной мере судить о биологическом фенотипе бластных клеток. Тем не менее во многих случаях, даже при наличии возможности проведения исследования, гематологи не всегда стремятся изучать кариотип. Это касается преимущественно лиц пожилого возраста. Результатом этого является неадекватный выбор лечебного пособия и, как следствие, ухудшение выживаемости даже при верификации благоприятного морфологического варианта миелодиспластического синдрома.

Несмотря на несомненное достоинство кариотипа как фактора риска, повреждения хромосом выявляются не более чем в половине случаев de novo миелодиспластического синдрома. Вот почему в настоящее время пристальное внимание уделяется молекулярно-генетическим повреждениям.

Наиболее перспективным показателем, не вошедшим пока еще в прогностические шкалы, является анализ генетических аберраций и прежде всего мутаций генов. У пациентов с миелодиспластическим синдромом к настоящему времени выявлены мутации более 40 генов, большинство из которых обнаруживаются с частотой не более 10%. В то же время мутации генов сплайсинга, например, встречаются более чем в 50% случаев, т. е. чаще, чем цитогенетические поломки.

Следует предположить, что каждый больной имеет одну или несколько соматических мутаций, принимающих непосредственное участие в возникновении и развитии МДС. Клинически оправданным представляется анализ мутационного статуса генов TET2, KRAS, CBL, ETV6, EZH2, ASXL1, TP53 и некоторых других. Увеличение числа изучаемых генов, несомненно, повышает информационную ценность исследований. Вместе с тем следует подчеркнуть, что обнаружение даже одной-единственной мутации при миелодиспластичесим синдроме уже является неблагоприятным фактором. Установлено, что в случае мутации гена TP53, EZH2, ETV6, RUNX1 или ASXL1 вариант IPSS прогноза ухудшается, т. е. больного следует автоматически перевести в следующий, более неблагоприятный, вариант.

Увеличение частоты обнаруживаемых генетических повреждений возможно при одновременном применении кариотипирования и секвенирования: количество больных со специфическими для миелодиспластического синдрома аберрациями возрастает до 78%.

Нередко мутации отдельных генов ассоциированы с отдельными вариантами кариотипа, как, например, мутация гена ТР53 с множественными хромосомными поломками.

Учитывая многообразие существующих и новых, регулярно появляющихся в печати прогностических шкал, для практических целей необходимо выбрать одну, на которую следует ориентироваться. Такой шкалой представляется IPSS-R, так как она оперирует показателями исследований, традиционно выполняемых в большинстве гематологических центров, и может быть использована при мониторинге больных. Что касается случаев с пониженной клеточностью или фиброзом КМ и/или отягощенным анамнезом, то в этих случаях следует стратифицировать пациентов не только по классическим (IPSS и IPSS-R), но и специальным шкалам, рассчитывать индекс коморбидности или проводить дополнительные исследования для определения риска трансформации в острый миелобластический синдром, как, например, изучение мутационного статуса гена ТР53 при назначении леналидомида пациентам с миелодиспластическим синдромом с изолированной делецией del(5q). Несмотря на относительно благоприятный прогноз случаев с отсутствием избытка бластов в КМ и изолированной делецией del(5q), в 18% случаев с этим вариантом миелодиспластического синдрома выявляется мутация TP53, что сопровождается низким цитогенетическим и эритроцитарным ответом на леналидомид и высокой частотой трансформации в острый миелобластический сондром.

Необходимо помнить, что при разработке прогностических шкал были использованы данные больных, основная часть которых не получали специального лечения, способного изменить течение болезни. Тем самым анализ факторов риска позволяет только предположить возможный сценарий течения миелодиспластического синдрома, но не спрогнозировать вероятность ответа на терапию и дальнейшее течение болезни при положительном или негативном ответе на назначаемые лекарственные препараты. Не менее важным недостатком существующих шкал является ограниченная возможность их применения для стратификации случаев с вторичным миелодиспластического синдрома.

ЛЕЧЕНИЕ
К настоящему времени только у трех лекарственных средств имеются показания для лечения миелодиспластического синдрома. Это 5-азацитидин, децитабин и леналидомид (последний не зарегистрирован на территории РФ для лечения миелодиспластического синдрома). Тем не менее гематологи используют достаточно большой спектр медикаментов в терапии миелодиспластического синдрома. Выбор вида лечебного пособия и конкретного лекарственного препарата зависит от многих факторов: возраста и соматического статуса пациента, отсутствия или наличия сопутствующих заболеваний и степени их тяжести, прогностического варианта заболевания и ожидаемой продолжительности жизни, клеточности КМ и количества бластных клеток, варианта хромосомных аберраций и мутационного статуса отдельных генов, эффективности предшествующей терапии. Не менее важным условием является вероятность ответа на тот или иной вид лечебного пособия.

Вместе с тем необходимо помнить, что в настоящее время единственным методом лечения, который потенциально может дать шанс полного выздоровления, является алло-ТГСК. В то же время в некоторых случаях вполне достаточной может быть тактика «наблюдай и жди» («watch and wait»), т. е. клинико-гематологического наблюдения.

Приблизительно в 70% случаев миелодиспластического синдрома диагностируются варианты низкого IPSS риска. Целью лечения этой категории больных является улучшение качества жизни посредством коррекции цитопении, снижения потребности или полного отказа от переливаний компонентов крови и профилактика посттрансфузионного гемосидероза, снижение риска прогрессии в острый миелобластный лейкоз.

Для осуществления адекватного выбора метода терапии рекомендовано не только установить факт наличия у пациента варианта низкого риска, например по шкале IPSS или IPSS-R, но и попытаться в рамках этого варианта выделить случаи с высокой вероятностью прогрессии и низкой выживаемостью посредством применения дополнительных шкал или изучения мутационного статуса отдельных генов.

Тактика «наблюдай и жди» может быть выбрана при умеренном снижении показателей ПК, когда пациент не испытывает дискомфорта при выполнении привычной для него физической нагрузки. Данный подход должен быть обоснован результатами комплексного обследования, так как в случае обнаружения крайне неблагоприятных хромосомных аберраций необходимо заблаговременно обсудить вопрос о выполнении алло-ТГСК, даже несмотря на клинически незначимое снижение уровня гемоглобина и/или тромбоцитов и незначительный процент бластных клеток в КМ.

Интенсивность мониторинга должна быть наиболее активной в течение первого года наблюдения, когда с наибольшей вероятностью возможно прогрессирование миелодиспластического синдрома: клинический анализ крови не реже чем каждые 3 мес и аспирация КМ с анализом миелограммы каждые 6 мес. В последующем интервалы между исследованиями могут быть увеличены. Несмотря на отсутствие сколь-нибудь значимого влияния на естественное течение миелодиспластического синдрома, больным могут быть рекомендованы общеукрепляющие мероприятия, такие как прием витаминных препаратов.

Переходя к рассмотрению отдельных вариантов лечения, необходимо рассмотреть варианты ответов на проводимую терапию. В 2001 г. Международной рабочей группой были опубликованы критерии оценки эффективности лечения при миелодиспластическом синдроме. В 2006 г. гематологической общественности была представлена модификация критериев ответов IWG.

Предложены 2 группы ответов. Первая - изменение естественного течения в виде достижения одного из 4 вариантов ответа стабилизации болезни или одного из 3 вариантов прогрессии миелодиспластического синдрома. Данные варианты востребованы прежде всего в случае проведения терапии, способной модифицировать течение болезни: алло-ТГСК, химиотерапия стандартной или низкой интенсивности, включая малые дозы Ара-Ц или гипо-метилирующие препараты. Для определения одного из указанных вариантов требуется комплексное обследование с изучением мазков ПК и КМ и повторным цитогенетическим исследованием.

Вторая группа, так называемое гематологическое улучшение, оценивается по показателям периферической крови и применяется преимущественно при назначении лекарственных средств, корригирующих прежде всего цитопению (-и). Речь идет об ЭПСП, иммуносупрессивных препаратах и препаратах с антицитокиновым механизмом действия. Вместе с тем следует отметить, что во всех случаях, когда удается достичь одного из вариантов ответа, целесообразно дополнить характеристику эффективности терапии указанием на достижение того или иного варианта гематологического улучшения.



Новые статьи

» Стронгилоидоз
Стронгилоидоз
Стронгилоидоз - хронически протекающий геогельминтоз с преимущественным поражением ЖКТ и общими аллергическими проявлениями. Основной источник заражения стронгилоидозом - больной человек. Некоторые... перейти
» Трихинеллез
Трихинеллез
Трихинеллез у человека - это острый зооноз с природной очаговостью, протекающий с лихорадкой, мышечными болями, отеком лица, кожными высыпаниями, высокой эозинофилией, а при тяжелом т... перейти
» Энтеробиоз
Энтеробиоз
Энтеробиоз - кишечный гельминтоз, вызываемый мелкой нематодой Enterobius vermicularis, со стертым и невыраженным течением, наиболее распространенный признак которого - перианальный зуд, возникающий на... перейти
» Аскаридоз
Аскаридоз
Аскаридоз - кишечный гельминтоз, вызываемый нематодой Ascaris lumbricoides, протекающий с поражением ЖКТ, интоксикацией, аллергическими реакциями. Аскаридоз - один из самых распространенных гельмин... перейти
» Альвеококкоз
Альвеококкоз
Альвеококкоз (Alveococcosis) - зоонозный биогельминтоз, вызываемый личиночной стадией цепней Echinococcus multilocularis, с хроническим прогрессирующим течением, развитием в печени и других органах мн... перейти
» Эхинококкоз
Эхинококкоз
Эхинококкоз (Echinococcosis) - зоонозный биогельминтоз, вызываемый личиночной стадией цепня Echinococcus granulosus, характеризуемый хроническим течением и развитием преимущественно в печени, реже в л... перейти