MEDDAILY.INFO
медицинская энциклопедия
ГлавнаяКарта сайта Контакты
 

Пожилые люди в современном обществе

фото Пожилые люди в современном обществе
Теория разобществления, выдвинутая Дж. Розен и Б. Ньюгартен и дополненная Е. Камминг и В. Генри, широко распространена на Западе. Разобществление - это психосоциальное явление, объясняющееся как природными изменениями психологии стареющей личности, так и воздействием на нее социальной среды. Явление разобществления выражается в изменении мотивации, сосредоточении на своем внутреннем мире и спаде коммуникативности.

Суть теории заключается в том, что стареющий человек удаляется от общества. Разрыв между личностью и обществом происходит после выхода на пенсию.

Пожилой человек продолжает по инерции поддерживать старые связи, интересуется тем, что происходит на работе. Затем эти связи становятся искусственными и постепенно прерываются. Количество поступающей к человеку информации уменьшается, круг его интересов сужается, активность падает, в связи с чем ускоряется процесс старения.


Объективно «разобществление» находит выражение в утрате социальных ролей, ухудшении состояния здоровья, снижении дохода, утрате или отдалении близких людей. Субъективно оно выступает в ощущении своей ненужности, сужении круга интересов, сосредоточении на своем внутреннем мире.

Теория модернизации. С начала XX в. модернизация изменила отношение общества к пожилым людям. Причины этого заключались в том, что:
• современное здравоохранение увеличило число старых людей, возраст популяции;
• современная технология создала новые производства и трансформировала старые, что привело к потере старыми людьми работы, дохода и статуса;
• урбанизация привлекла молодых в города, что вызвало разрушение многопоколенных семей;
• рост массового образования и грамотности уничтожил мистический ореол старости в смысле мудрости и знания.

Таким образом, приведенная теория описывает изменение отношений и положения пожилых людей как следствие модернизации на пороге XXI в.


Однако подтвердить эти положения не удалось. D. Fischer, проведя исторические исследования, первый указал на некоторые несоответствия этой теории. Например, в американских церквях и домах собраний люди сидели по возрасту - самые почетные места были у самых старых. Это прекратилось между 1775 и 1836 гг. Право занимать эти места продавались с аукциона и, соответственно, сидеть на почетных местах стали те, кто больше заплатил.

Другой пример, который приводит автор, - принудительный выход на пенсию для официальных лиц начался не в первые годы века, а гораздо раньше. Например, судьи в Нью-Йорке начали выходить на пенсию с 1777 г. Эта тенденция усилилась уже в XVIII в. и продолжалась в XIX в. Кроме того, в XVIII в. люди при опросах преувеличивали свой возраст, а в XIX в. - преуменьшали. Эти и другие примеры показывают, что изменение отношения к пожилым и их места в обществе началось на 100 лет раньше, чем заявляет теория модернизации. Вместе с тем критикуя теорию Фишера, L. Stone отметил, что эти изменения относятся к структуре семейных отношений при переходе от патриархальных к более равноправным. Дело в том, что американское и английское общество на пороге XVIII в. сделало демократический скачок в отношении всех человеческих отношений и институтов.

H.J.von Kondratowitz, проверяя эту гипотезу на материале Германии, изучал ключевые слова (старость, старый человек, продолжительность жизни, мужчина, женщина, бедный, обеспечение старого возраста и др.) по 37 словарям и энциклопедиям, выпущенным с 1721 по 1914 г. Автор обнаружил, что «открытость и широта» в оценке стадий жизни в рассматриваемый исторический период уменьшались, «съеживались». Амбивалентность, которая вела к преобладанию положительной оценки старого возраста, уже к 1914 г., сузилась до негативного определения. Данные этого исследования на примере Германии подтвердили положения Фишера. Таким образом, теория модернизации себя не оправдала.

Теория М. Мида была разработана с целью объяснить зависимость межпоколенных отношений от темпов научно-технического и социального развития. Она описывает положение пожилых в обществе, связывая межпоколенные отношения с темпом общественного развития и господствующим типом семейной организации. Мид различает в истории человечества три типа культур: постфигуративный, в которых дети учатся главным образом у своих предков; кофигуративный, в которых и дети, и взрослые учатся у сверстников; префигуративный, в которых взрослые учатся у своих детей.

Постфигуративная культура - это такая культура, где каждое изменение протекает настолько медленно и незаметно, что деды, держа на руках новорожденных внуков, не могут представить себе для них никакого будущего, отличного от их собственного прошлого. Прошлое взрослых оказывается будущим для каждого нового поколения. Постфигуративная культура преобладает, по словам Мида, в традиционном, патриархальном обществе, которое ориентируется главным образом на опыт прежних поколений, т.е. на традицию и ее живых носителей - стариков.Ускорение технического и социального развития делает опыт прежних поколений недостаточным.

Кофигуративная культура - это культура, в которой преобладающей моделью поведения для людей оказывается поведение их современников. Для такой культуры типична ориентация не столько на старших, сколько на современников, равных по возрасту и опыту. Как отмечает И. С. Кон, это совпадает с изменением структуры семьи, превращающейся из «большой семьи» в нуклеарную. Отсюда - растущее значение юношеских групп, появление особой молодежной культуры и всякого рода межпоколенных конфликтов.

Кофигуративная культура начинается там, где наступает кризис постфигуративной системы. Этот кризис может возникнуть разными путями: как следствие катастрофы; в результате развития новых форм техники, неизвестных старшим; вслед за переселением в новую страну, где старшие будут считаться иммигрантами; в итоге завоевания, когда покоренное население вынуждено усваивать язык и нравы завоевателей; в результате обращения в новую веру, когда новообращенные взрослые пытаются воспитать молодежь в духе новых идеалов, или в итоге мер, сознательно осуществленных какой-либо революцией, утверждающей себя введением нового образа жизни для молодежи. В результате этих изменений появляется новый фактор - опыт молодого поколения радикально отличается от опыта их родителей, дедов и других старших представителей той общности, к которой они непосредственно принадлежат.

В своей простейшей форме это общество, в котором отсутствуют деды и бабки. «Переход к новому образу жизни, требующему приобретения новых умений и форм поведения, представляется более легким тогда, когда нет дедов, помнящих о прошлом, формирующих опыт растущего ребенка, закрепляющих непроизвольно все невербализированные ценности старой культуры».

В наши дни рождается, по мнению М. Мида, новая префигуративная культурная форма. Темп развития в наши дни стал настолько высоким (благодаря новейшим открытиям науки и техники), что прошлый опыт уже не только недостаточен, но и часто оказывется вредным, мешая новым обстоятельствам, которые сложились в 1940-60-е годы. Префигуративная культура ориентирована главным образом на будущее.

Сегодня во всех частях мира у молодых людей возникла общность опыта, которого никогда не было и не будет у старших. Наоборот, старшее поколение никогда не увидит в жизни молодых людей повторения своего беспрецедентного опыта. Этот разрыв между поколениями совершенно нов, глобален и всеобщ.

Приведенные теории являются не более чем гипотезами, которые не получили достаточного подтверждения. Следует обратиться непосредственно к тем факторам, которые могут помочь в анализе положения старших людей в современном обществе и отношения к ним.

Как указывалось выше, проблемы пожилых в современном обществе рассматриваются обычно как следствие индустриализации и урбанизации. Такие объяснения упрощены. Предлагается изучать проблемы старения в связи с историческими сдвигами в трех измерениях: локализация в историческом времени, эффективность в сфере труда, социальные ориентации и функции семьи по отношению к пожилым. Сравнивается современное общество и традиционное с его жестко определенной структурой социальных ролей, статусов, устоявшимися нормами поведения и мировоззрения, где пожилые люди имеют весьма высокий статус. В таком обществе место людей определяется не только их «экономической» ценностью, но и религиозными, этническими и другими функциями, в которых старшие считаются наиболее полноценными авторитетами.

Сходного придерживается I. Rosow, который классифицирует затрагиваемые в этом аспекте культурно-социальные факторы как определяющие специфику процесса старения и положение пожилых в обществе (владение собственностью и доход, стратегические знания, работоспособность, взаимная зависимость, традиции и религия, семья и дети). К этим факторам, на наш взгляд, следует добавить социальные потери (будущего, ролей).

Владение собственностью и доход. Снижение функций организма влечет за собой экономические последствия, и важную роль здесь играют имущественное положение и общественная значимость человека. На доходах держится экономика пожилого человека, при отсутствии доходов пожилой человек становится бедным и целиком зависит от благотворительности общества. Собственность лежит в основе независимости и безопасности пожилого человека. М. Мид приводит такой пример: в Польше до Первой мировой войны крестьяне-землевладельцы обычно передавали землю своему женатому сыну в обмен на гарантии, что он будет заботиться о пожилых родителях в течение всей оставшейся жизни.

В традиционных обществах собственность дает существенную власть над молодыми. Глава семьи не опасался насильственной «социальной отставки» в преклонном возрасте, так как важнейшая функция взрослой личности - труд - была пожизненной. «Самодостаточность и независимость пожилых были связаны с пожизненным контролем над семейной собственностью, что, с одной стороны, отодвигало момент экономической самостоятельности детей, а с другой - гарантировало родителям достойную старость».

В наше время власть старших над молодыми, которые становятся независимыми в результате получения образования, не так сильно зависит от собственности, как в традиционных обществах. «Та легкость, с которой многие представители второго и третьего поколений американцев снимали с себя всякую ответственность за пожилых, связана с утратой «санкций» в этой области. Крах системы этих «санкций», когда-то осуществлявшихся самими стариками, может означать, что прежнее положение стариков в обществе уже не будет восстановлено».

Стратегические знания. В традиционных обществах, где экономика строилась на семейных связях, дело престарелого отца переходило к сыну, затем к внуку и поэтому активность старшего поколения была наполнена смыслом. «Концентрация экономической деятельности внутри семьи позволяла старшим осуществлять те или иные полезные функции до глубокой старости, повышала их авторитет и социальный престиж. Таким образом, пожилые сохраняли свои экономические и внутрисемейные позиции вплоть до смертного часа».

В современном мире роль преемственности знаний значительно ослабла. Стремительное развитие общества и научно-технический прогресс обесценили понятие опыта пожилых, который сохранился только в некоторых областях знания и искусства. Опыт уже не эквивалентен знаниям, и пожилым не удается включиться в социальную эволюцию. Они не могут быть образцом для молодых, не могут быть для них авторитетами и не уважаемы как «стратегические учителя».

Работоспособность. Если мы условно примем здоровье молодого человека 17-20 лет за 100%, то к 65 годам уровень здоровья снижается до 69%, к 75 - до 60%. Другими словами, с возрастом уменьшаются физические и психические возможности человека. При старении появляется ограничение внешнего и внутреннего перцептивного пространства отдельных или параллельно осуществляемых когнитивных процессов, что обозначается как «сужение объема психической деятельности». Пожилые могут выполнять качественно однотипную привычную работу в тех сферах, где они трудились наиболее длительное время и накопили больший опыт. Скорее всего, пожилые могут сохранять свое социальное функционирование в низкопродуктивных и примитивных технологиях. Уместно привести высказывание современного американского социолога Э. Кюблер-Росс: «Парадокс современной цивилизации состоит в том, что она умножает число стариков, воспроизводящих культуру прошлого, в то время как знания и культурные ценности эволюционируют с невиданной быстротой».

Традиции и религия. Современное общество можно определить как прогрессивное в том плане, что в нем исчезают оставшиеся традиционные элементы. Молодые люди принимают и несут очень ограниченное наследие. Их главные ценности «материальные и скорее мирские, чем священные, святые; скорее ориентированы на будущее, чем на прошлое; скорее прагматичны, чем традиционны». Пожилые перестают быть жизнеспособным символом продолжения истории и уважения традиций. Социальные изменения в мире свидетельствуют об изменении традиционных ориентаций, которые ранее вызывали уважение к пожилым.

Этическое содержание традиционных норм веками отливалось в устоявшуюся религиозную форму. Вера является всеобщей чертой вида Homo sapiens. По Я. Щепаньскому, она спасает его убеждение в том, что он - человек, т. е. носитель всех тех возвышенных черт, которые содержатся в гуманистическом идеале человека. Нетрудно выявить основания религиозного по форме нравственного состояния. Это чувство неоплаченного долга перед «отцами» - предками, обществом, народом, семьей, т. е. перед всем тем, что формирует человека как культурную личность. Здесь же сознание собственной ответственности перед «детьми» - потомками, стремление сохранить и передать им культуру в обогащенном виде. Подмена православной религии традиционного общества «религией» социализма определяла ту социальную ситуацию, в которой выросли и состарились нынешние пожилые люди. Е.Д. Руткевич рассматривает веру как фактор, способствующий самоопределению и идентификации.

Несомненный рост внешней религиозности в последнем десятилетии связан с тем, что кончилось время массовой атеизации. Однако под религией нередко понимают феномены, имеющие к ней весьма отдаленное отношение. Зачастую религиозность неглубока и противоречива.Среди православных преобладают люди старшего возраста, хотя они были воспитаны в духе социалистической идеологии. Это же отмечает П.И. Кондратьев: «Пожилой человек не получает от нас (атеистов) убедительных ответов на те вопросы, к которым приводят его долгие годы жизни; но, к огорчению атеистов, ответы, даваемые религией, воспринимаются ими как более обоснованные».

Потеря ролей. Выйдя на пенсию, человек теряет одну из главных ролей - перестает быть добытчиком в семье, тружеником в общественном смысле. Возможное вдовство и выросшие дети, которые материально независимы, отбирают у пожилого другую важную роль - роль главы семьи.

Каждый человек проходит в течение своей жизни определенные стадии: дошкольные и школьные годы, получение образования, женитьба, забота о семье, детях, работа, появление внуков, выход на пенсию, вдовство. С раннего детства и до старости у человека расширяется диапазон исполняемых ролей. Человек «движется» от низкой ответственности к более высокой, от зависимости к независимости, от малых умений к большей компетентности. Непрерывная смена ролей с увеличением ответственности соответствует ожиданиям общества, и человек имеет активные представления о будущей роли. Таким образом, роли структурированы ожиданиями и требованиями общества и определенной активностью, которая необходима при исполнении какой-либо роли. Индивидуальный опыт каждого этапа жизни подготавливает личность к обретению и выполнению новых социальных ролей и функций на следующем этапе. Переходя от ступени к ступени, человек стремится сохранить прежние предпочтения и привычки, усвоенные роли и функции.

В массовом сознании роль пенсионера, вдовца, просто пожилого человека очень неясна, в обществе отсутствуют соответствующие ролевые ожидания. Когда человек стареет, общество и семья как общественная единица не предъявляют к нему никаких требований, отвергают его, тем самым лишая определенной роли и меняя статус. Меняется состояние здоровья, а неадаптивные стили жизни после выхода на пенсию влияют на то, что человек становится зависимым, его статус понижается. Это, в свою очередь, влияет на понижение самооценки и самоуважения.Потеря ролей и вследствие этого ролевая неопределенность деморализуют пожилых. Эта потеря лишает их социальной идентичности и часто негативно влияет на психологическую стабильность. Повседневная рутинная жизнь пожилых не является исполнением какой-либо роли.

Кроме того, неструктурированные ситуации пожилого возраста вызывают депрессии и тревогу, так как пожилые чувствуют вакуум социальных ожиданий и недостаток норм для них. Справедливо считают, что в пожилом возрасте происходят систематические социальные потери и отсутствуют приобретения. «Главные жизненные задачи выполнены, ответственность уменьшается, зависимость возрастает. Эти потери связаны с болезнями и физическим недомоганием. Эти потери и их корреляты зависимости, изоляции и деморализации прогрессивно увеличиваются в поздней жизни». Они ясно показывают пожилому человеку понижение участия в социальной жизни и увеличение его маргинальности. По Р. Adelmann, пожилые женщины, играющие две социальные роли одновременно, демонстрировали более высокую самооценку и более низкий уровень депрессии, чем женщины, играющие только одну роль.

Взаимная зависимость с близким окружением. В традиционных обществах труд и организационная структура семьи были взаимосвязаны. Контакты и связи между возрастными группами были достаточно тесными, и это порождало у них ощущение взаимной зависимости. Тесные контакты и обмен функциями между поколениями в рамках семьи составляли важнейшие условия выживания пожилых людей в обществе без иных форм гарантированной социальной поддержки в старости. Это позволяло пожилым участвовать в семейном разделении труда вплоть до глубокой старости, обеспечивало им должный авторитет и личностную автономию. Под влиянием индустриализации и демографических сдвигов постепенно нарастала социальная дифференцировка возрастных групп, усиливалась возрастная специализация экономических функций и, наконец, вытеснение пожилых с рынка труда (официальный выход на пенсию) все это привело к разрыву связей с поколением детей.

Сейчас молодые способны материально обеспечить себя сами, а старшее поколение получает пенсию и другие виды социальной помощи. Все это способствует относительной материальной независимости поколений друг от друга. Уменьшается необходимость кооперации и тем самым разрушаются семейная солидарность, взаимная зависимость. В современном обществе ответственность за пожилых становится формальной, ритуальной и деперсонифицированной.

Рассматривая современную отечественную семью, М.Д. Александрова отмечает, что старики-отцы семейств не играют прежней роли, молодое поколение не нуждается в поддержке стариков, а старики и вовсе отходят от семьи, не выполняя роли дедушек и бабушек. Этот феномен И. Кемпер называет взаимоотчуждением поколений. Жизнь в «Я» стала важнее, чем жизнь в «Мы»: раньше молодые, помогая пожилым в гораздо более близком контакте, были внутренне сопричастны не только их слабостям и болезням, но и богатству их опыта и силе чувств. Теперь поколения живут гораздо отдаленнее и изолированнее. К телесному и духовному отчуждению добавилось и социальное. Соучастие молодого поколения подменяется учреждениями пенсионного обеспечения, вместо людей действуют институты.

Большинство пожилых людей состоит в сложных и разнообразных отношениях с семьей, друзьями и соседями. Между тем идеал существования пожилых - это тесные социальные связи при достаточно высоком уровне независимости, т. е. рациональное сочетание семейной заботы и личностной автономии. Пожилые люди дорожат уединением и независимостью и поэтому сами предпочитают такие формы проживания, которые считают наиболее полезными для поддержания благоприятных семейных отношений.

Многие авторы, рассматривая семейные и дружественные связи пожилых, большей частью обращают внимание на частоту контактов, т. е. на количественную сторону. По мнению R. Aizenberg, J. Treas, о качестве связей и об уровне сплоченности говорят показатели близости, согласия между партнерами по общению. В процессе приспособления к потерям в позднем периоде жизни друзья служат своеобразной страховкой против травм, сопровождающих этот период. Люди, живущие одиноко, имеют не меньше контактов, чем их сверстники, проживающие с семьей или еще с кем-либо, а проживание с семьей вовсе не определяет качества отношений и удовлетворенности пожилого человека.

Исследования по этой теме показывают, что социальные контакты с друзьями или соседями больше влияют на благополучие, чем контакты с детьми или родственниками; контакты с друзьями снижают чувство одиночества и повышают чувство собственной значимости, ощущение, что тебя уважают; кроме того, семейные отношения могут быть конфликтными и служить источником неудовлетворенности.

Дружеские отношения и контакты с соседями продолжают играть важную роль и на закате жизни, но их форма меняется, они становятся менее частыми и интенсивными. К. Виктор приводит данные опросов, проведенных в Великобритании, которые свидетельствуют об особом удовлетворении пожилых, посещающих различные клубы (спортивные, церковные, масонские и др.). Эта форма общения, основанная на совместной деятельности и близких интересах, восстанавливает автономию и независимость пожилого человека, компенсирует уменьшение личностного потенциала и одиночество.

Семья и дети. Обследование московских пенсионеров показало, что в большинстве случаев «возврат в семью» пожилых людей сопровождается негативными моментами, усилением внутрисемейной конфликтности. Значительная часть пожилых людей испытывает трудности в адаптации к новым семейным ролям и возрастанию объема некоторых своих функций. Пожилые люди сталкиваются с непониманием со стороны среднего поколения, считающего, что семья должна составлять чуть ли не единственный объект их интересов и воспринимающего их вклад в жизнедеятельность семьи как само собой разумеющееся.

В этом контексте очень важна проблема межличностных отношений в семье. Благополучные семейные отношения создают положительный эмоциональный фон как необходимое условие успешной рекреативной функции семьи. Формы и характер общения между членами семьи, умение сгладить конфликтную ситуацию, оказать моральную поддержку, создать психологические условия для самовыражения имеют решающее значение для каждого члена семьи на всех этапах жизненного цикла. Для пожилых людей общение в семье выполняет особую компенсаторную функцию в период выхода на пенсию. Если в течение трудовой деятельности потребность в общении в значительной степени удовлетворяется социальными контактами в трудовом коллективе, то после выхода на пенсию удовлетворение такой потребности возможно в большинстве случаев только в семье, так как она становится основной сферой межличностных контактов и коммуникативных связей. Сужение сферы общения отрицательно сказывается на процессе адаптации к выходу на пенсию.

Так, в исследовании Н.В. Паниной обнаружено, что люди, у которых после выхода на пенсию увеличилось число контактов, удовлетворены своим положением. Среди пенсионеров, отметивших уменьшение социальных связей, своим положением не удовлетворены 34%.Для пожилых людей существенны внуки. Присутствие бабушек и дедушек создает необходимое ребенку чувство уверенности. Его отношения с ними складываются совсем по-иному, чем с родителями. В этих отношениях, по мнению И. Э. Плотниекс, больше равноправия, так как они требуют от ребенка сочувствия, глубже развивают эмпатию.

Воспитание внуков увеличивает затраты времени на выполнение пенсионерами хозяйственно-бытовых функций, что, естественно, сокращает их собственный досуг. Однако активное включение старшего поколения в выполнение воспитательных и хозяйственно-бытовых функций может приводить к повышению авторитета пожилого человека в семье, к осознанию своей полезности и положительно влиять на социальную адаптацию к выходу на пенсию.

На разных этапах отношения между родственными поколениями меняются. Молодая семья на первом этапе своего существования, а также при рождении ребенка остро нуждается в совете и практической помощи родителей. Как правило, эту помощь молодые супруги получают. В последующие годы, когда родители становятся старше, а дети взрослее и самостоятельнее, уже старшее поколение нуждается как в моральной, так и в материальной помощи детей и внуков. Однако на этой стадии жизненного цикла дети и внуки не всегда проявляют внимание к старшим, недостаточно оказывают им помощь. «Взрослеющие дети, как правило, уходят из семьи, становятся независимыми от родителей, образуют свои семьи. У пожилых родителей нередко исчезает чувство главы семьи, значительно снижается самооценка... В то же время формально взрослые дети являются не только независимыми, но иногда ничего не дают родителям взамен их продолжающейся помощи. Это обстоятельство вызывает у родителей чувство обиды, разочарования, формирует впечатление, что они нужны детям лишь для удовлетворения их материальных потребностей».

На протяжении 14 лет изучали связь между эмоциональной близостью престарелых родителей и их детей с продолжительностью жизни родителей. Выдвигали гипотезу о том, что близкие отношения с детьми способствуют снятию стресса у родителей и тем самым повышают их способность к выживанию. Обнаружено, что близкие отношения с детьми продлевают жизнь тем престарелым родителям, у которых значительно сузилось привычное социальное окружение (например, тем, у кого 5 лет назад умер супруг). Во всех других случаях влияния близости отношений престарелых родителей с детьми на продолжительность жизни не обнаружено.

Потеря будущего. У пожилого человека резко изменяется структура психологического времени. В хронотопе личности резко уменьшается доля будущего времени, расширявшего ее жизненное пространство, препятствовавшего прошлому завладеть когнитивно-эмоциональной сферой. На протяжении почти всего своего индивидуального пути человек привык жить планами, близкими и отдаленными целями, проектами и замыслами - разными формами будущего. Для многих пожилых людей выход на пенсию - это потеря будущего, и мир представляется им неопределенным и бессодержательным.

Л.В. Бороздина, И.А. Спиридонова в исследованиях временной трансперспективы личности приводят следующие экспериментальные данные. К 50 годам люди думают, что они прогрессируют в своем развитии, в 60 лет прошлое, настоящее и будущее оцениваются равнозначно, в 70 лет прошлое кажется лучше настоящего, а настоящее - лучше будущего. Респонденты позднего возраста склонны локализовать «лучший» возраст в прошлом: пенсионеры считают, что лучший возраст - 40 лет, а молодые люди (молодожены и старшеклассники) в качестве лучшего называют свой возраст. Уход на пенсию связывается с потерей перспективы будущего и обращением личности к своему прошлому. «В это время будущее не планируется, воспринимается пессимистически, значимость данной временной перспективы для личности резко падает.



Новые статьи

» Стронгилоидоз
Стронгилоидоз
Стронгилоидоз - хронически протекающий геогельминтоз с преимущественным поражением ЖКТ и общими аллергическими проявлениями. Основной источник заражения стронгилоидозом - больной человек. Некоторые... перейти
» Трихинеллез
Трихинеллез
Трихинеллез у человека - это острый зооноз с природной очаговостью, протекающий с лихорадкой, мышечными болями, отеком лица, кожными высыпаниями, высокой эозинофилией, а при тяжелом т... перейти
» Энтеробиоз
Энтеробиоз
Энтеробиоз - кишечный гельминтоз, вызываемый мелкой нематодой Enterobius vermicularis, со стертым и невыраженным течением, наиболее распространенный признак которого - перианальный зуд, возникающий на... перейти
» Аскаридоз
Аскаридоз
Аскаридоз - кишечный гельминтоз, вызываемый нематодой Ascaris lumbricoides, протекающий с поражением ЖКТ, интоксикацией, аллергическими реакциями. Аскаридоз - один из самых распространенных гельмин... перейти
» Альвеококкоз
Альвеококкоз
Альвеококкоз (Alveococcosis) - зоонозный биогельминтоз, вызываемый личиночной стадией цепней Echinococcus multilocularis, с хроническим прогрессирующим течением, развитием в печени и других органах мн... перейти
» Эхинококкоз
Эхинококкоз
Эхинококкоз (Echinococcosis) - зоонозный биогельминтоз, вызываемый личиночной стадией цепня Echinococcus granulosus, характеризуемый хроническим течением и развитием преимущественно в печени, реже в л... перейти