MEDDAILY.INFO
медицинская энциклопедия
ГлавнаяКарта сайта Контакты
 

Факторы риска развития атопического дерматита у детей двух популяций

фото Факторы риска развития атопического дерматита у детей двух популяций
Широкая распространенность атопического дерматита среди детского населения вне зависимости от национальной и территориальной принадлежности позволяет предполагать, что в выделении факторов риска и планировании на этой основе действенных и реальных профилактических мероприятий наиболее состоятельным может быть учет особенностей этих факторов в зависимости от принадлежности детей к различным странам и национальностям. Значимая распространенность европеоидной и монголоидной популяций позволила, прежде всего, обратить внимание на детей этих двух популяций, и на примере детей Улан-Батора и Твери при сравнительном анализе попытаться выделить общее и разное в факторах риска развития атопического дерматита у детей европеоидной и монголоидной популяций. Критерии выделения факторов риска должны быть простыми и доступными, отвечая задачам скринингового исследования.

Большинство авторов основное значение в патогенезе атопического дерматита отдает иммунным механизмам.


Однако в последнее время все большее внимания привлекают и неиммунные механизмы. В связи с этим значимую актуальность приобретает выделение среди факторов риска тех из них, которые вносят преимущественный вклад в неиммунные и иммунные механизмы, в частности в неврологическую и иммунологическую составляющие патогенеза атопического дерматита у детей, особенно в сравнительном аспекте разных популяций.

Проводилось скрининговое обследование и мониторинг в г. Тверь (Россия) и г. Улан-Батор (Монголия).

В отобранных группах у всех детей проводился анализ с последующей статистической обработкой следующих признаков: пол, возраст, частота всех выявленных заболеваний, полученных на основании исследования данных по обращаемости за медицинской помощью в поликлинику и стационар во время острых и других заболеваний с учетом преморбидного фона, частота аллергических реакций, изменение лимфоузлов, наличие дисбактериоза и других нарушений функционирования желудочно-кишечного тракта, анемии, хронических заболеваний, стоматитов, изменений вилочковой железы, характера вскармливания, акушерского анамнеза, изменения миндалин.

Помимо анализа полученных анамнестических, клинических и катамнестических данных, у детей, отобранных методом случайного отбора в 2005 г., были проведены исследования параметров иммунного статуса, доступных в Улан-Баторе и Твери и пригодных для скринингового исследования.

В данном исследовании была предпринята попытка установить, влияние различных факторов риска, относящихся к факторам, влияющим на формирование здоровья детей и развитие атопического дерматита у детей европеоидной и монголоидной популяций, а также установить отличия в факторах риска у детей этих двух популяций.


На основании данных литературы были отобраны следующие факторы риска:

• пренатальные: это группа риска, воздействовать на которую достаточно трудно, а в некоторых случаях практически невозможно. Это связано с тем, что часть факторов являются неуправляемыми или условноуправляемыми. К ним относятся климатогеографические особенности регионов, повышенная загрязненность, загазованность, повышение содержания вредных веществ, типа окиси азота, формальдегида, оксида серы. Учитывая, что воздействие этих факторов осуществляется на всех детей без исключения, и реализация такого заболевания как атопический дерматит возможна при воздействии комплекса факторов, мы не исследовали влияния данных практически неуправляемых макроэкологических факторов на детей, взятых на обследование. Также к пренатальным факторам риска были отнесены следующие показатели: отягощенный генеалогический анамнез, хронические заболевания у матери, хронический стресс, вредные привычки матери, профессиональные вредности,

• перинатальные факторы риска: неблагоприятное течение беременности (гестоз беременных, анемия, инфекции во время беременности, угроза прерывания беременности, сочетанная патология беременности); срок родов (преждевременные, позже срока); осложнения в родах (отсутствие осложнений, стремительные роды, обвитие пуповиной, длительный безводный период, слабая родовая деятельность); путь родов (путем кесарева сечения, с применением акушерских пособий); крик новорожденного (закричал после проведения реанимационных мероприятий); наличие поражения ЦНС во время беременности или в родах (нарушение гемоликвородинамики, асфиксия, родовая травма, недоношенность, хроническая внутриутробная гипоксия); время первого прикладывания к груди (не прикладывался, в течение первого часа, на первые сутки, на вторые сутки, позже).

• постнатальные факторы риска: патология неонатального периода (натальная травма шейного отдела позвоночника, перинатальная энцефалопатия, гипотрофия, коньюгационная желтуха, нарушение колонизационной резистентности кишечника); грудное вскармливание (ребенок не получал грудное молоко, грудное вскармливание до 3 месяцев, до б месяцев, до 12 месяцев); инфицированность ребенка вирусом простого герпеса, цитомегаловирусом, вирусом гепатита, вирусом Эпштейна—Барра; наличие или отсутствие признаков дисбиоза кишечника; относится ли ребенок к группе часто болеющих детей (частота ОРВИ до 3 раз в год, 4 и более О РВИ за год); выявлены ли у ребенка аллергены (пищевые, лекарственные, бытовые, сочетание нескольких аллергенов); имеются ли хронические заболевания у ребенка (воспалительные заболевания желудочно-кишечного тракта (хронический гастродуоденит, реактивный панкреатит, холецистит, дискинезия желчевыводящих путей), патология респираторного тракта, лор-патология, воспалительные заболевания мочевыделительной системы, дисметаболическая нефропатия; наличие в анамнезе лямблиоза, глистных инвазий, кишечных инфекций; обнаружение у ребенка лимфопролиферативного синдрома, аденоидита, гипертрофии миндалин.

При сравнительной характеристике пренатальных факторов риска выявлено, что в Монголии отмечается высокий удельный вес у будущих матерей отягощенного генеалогического анамнеза (76; 71,7%) по сравнению с детьми, страдающими атопическим дерматитом в России (53; 26,1%) (р < 0,05). Частота встречаемости такого фактора, как хронические заболевания будущей матери также выше у женщин Монголии (36; 33,9%) по сравнению с женщинами России (4; 2%). Хронический стресс у женщин Монголии (18; 16,8%) отмечался достоверно чаще, чем у женщин России (1; 0,5%). При этом значительно реже встречаются у женщин Монголии профессиональные вредности (4; 3,8%) по сравнению с данными по будущим матерям России (39; 19,2%) (р < ,05). Курение, как фактор риска развития атопического дерматита достоверно чаще встречается у Российских женщин (15; 7,3%), тогда как у женщин Монголии (5; 4,7%), р < 0,05. С учетом сельскохозяйственного приоритета в экономике страны следует думать, что в отличие от детей в странах с развитой промышленностью, у детей Монголии приоритетное направление в профилактике такого заболевания, как атопический дерматит следует отдать управляемым пренатальным факторам, связанным со здоровьем будущих матерей. Отягощенный генеалогический анамнез по атопии, как пренатальный фактор риска развития атопического дерматита у детей, остается фактором неуправляемым, на который практически невозможно воздействовать. При характеристике генеалогического анамнеза обращает внимание большой вклад в него поллинозов, что также можно связать с сельскохозяйственным приоритетом Монголии.

Подводя итоги сравнительной характеристики пренатальных факторов риска атопического дерматита у детей монголоидной и европеоидной популяций, можно прийти к заключению, что ведущим пренатальным фактором риска в развитии атопического дерматита у детей обеих популяций является отягощенный генеалогический анамнез, причем у детей Монголии отягощенный генелогический анамнез по атопии встречается достоверно чаще. Далее, можно выделить пренатальные факторы, характерные преимущественно для детей монголоидной популяции. Это, прежде всего хронические заболевания женщин и хронический стресс, которые в свою очередь приводят к развитию внутриутробной гипоксии плода и дальнейшему поражению ЦНС. Для европеоидной популяции наиболее характерны курение и профессиональные вредности будущей матери, которые отмечаются достоверно чаще по сравнению с монголоидной популяцией. Причем важным моментов является то, что эти факторы, воздействуя на плод, также приводят к хронической внутриутробной гипоксии плода. Таким образом, большинство пренатальных факторов риска, которые в отличие от отягощенного генеалогического анамнеза являются управляемыми или частично управляемыми, приводят к формированию внутриутробной гипоксии плода и, воздействуя на такие факторы риска с помощью лечебных и профилактических мероприятий, можно создать условия для предотвращения воздействия этих факторов на плод. Фактически это окажется профилактической мерой для детей, у которых имеется отягощенный генеалогический анамнез по атопии, поскольку самостоятельно, без дополнительных воздействий наследственный фактор не является решающим. В заключение этого раздела можно резюмировать, что пренатальный гипоксический синдром риска формирования атопического дерматита у детей, связанный с состоянием здоровья матери, у детей России и Монголии имеет и общие и отличительные черты. Общие черты —это наследственный фактор, а отличительными чертами являются наличие в Монголии неблагоприятного фактора, связанного с хроническими патологическими процессами у родителей, а у детей России с преимущественным влиянием профессиональных вредностей на здоровье будущей матери и бытовых неблагоприятных средовых факторов. Профилактическая направленность в случае профилактики атопического дерматита у детей в Монголии должна ориентироваться на повышение качества медицинской помощи женщинам репродуктивного возраста (диспансеризация, своевременная и точная диагностика, профилактические мероприятия). В России это, прежде всего, воздействие на производственную среду, ограничение доступа беременных женщин к работе на вредном производстве, отказ от курения.

При оценке влияния перинатальных факторов риска на возможность развития атонического дерматита в сравнительной характеристике обращает на себя внимание высокая частота в совокупности патологии беременности и родов и в Монголии и в России. Однако если рассматривать перинатальные факторы риска дифференцированно, по отдельным признакам, то становится очевидным тот факт, что в Монголии по сравнению с Россией отмечается более высокий удельный вес преждевременных и поздних родов. Роды в срок отмечались у детей монголоидной популяции в 70,8%, а в России в 86,7%, статистическая достоверность различий р < 0,05. Достоверно чаще в Монголии по сравнению с Россией встречается родоразрешение, связанное с применением акушерских пособий и кесарева сечения. Естественное родоразрешение отмечается лишь в 62,4% случаев в Монголии и в 89,2% в России, р < 0,05. Также следует отметить, что в Монголии приходится чаще прибегать к реанимационным мероприятиям у новорожденных. На это указывает также то, что первый крик новорожденного сразу после рождения отмечается достоверно реже у детей в Монголии (62,4%) по сравнению с Россией (89,2%),/ < 0,05. В своей совокупности, перечисленные перинатальные факторы риска указывают на то, что у детей с атопическим дерматитом монголоидной популяции присутствуют перинатальные факторы риска, приводящие к внутриутробной гипоксии плода и формирующие патологию ЦНС во время беременности или в родах. Видимо отсюда и более высокий процент у детей с атопическим дерматитом монголоидной популяции внутриутробного поражения ЦНС, связанного с перинатальной энцефалопатией и травмой шейного отдела позвоночника. У детей с атопическим дерматитом европеоидной популяции частота внутриутробного поражения ЦНС также высока, хотя и достоверно ниже, чем у детей монголоидной популяции. Учитывая полученные данные, можно предположить, что большую часть перинатальных факторов у детей обеих популяций можно отнести к управляемым. Это дает возможность обратить внимание на ведение родов и беременности, как в России, так и в Монголии. И, что важно, профилактическая работа в этом направлении, связанная с качеством работы женских консультаций, ведением беременности и родов, вероятно, позволит уменьшить негативное влияние перинатальных факторов риска, связанных с формированием хронической внутриутробной гипоксии плода или острой гюсттравматической гипоксии в родах на развитие атопического дерматита как у детей Монголии, так и у детей России.

Важным моментом при сравнительной характеристике перинатальных факторов риска оказалось, что ранний срок прикладывания к груди новорожденных (в первый час после рождения) явно превалирует в Монголии по сравнению с Россией. Более 50% детей Монголии прикладываются к груди в родзале, и лишь 12,3% в России (по данным Тверской области). Это существенный положительный момент для детей монголоидной популяции, который позволяет определить участие его в нейтрализации отрицательного эффекта, остальных факторов риска развития атопического дерматита. Также можно предположить, что улучшение этого показателя у новорожденных России до уровня аналогичного в Монголии может существенно улучшить комплекс профилактических мероприятий, связанных с предупреждением развития атопического дерматита.

Среди постнатальных факторов риска при сравнительной характеристике нами были выделены факторы, которые мы смогли объединить в синдромы риска, встречающиеся у детей с атопическим дерматитом. К ним относятся синдром поражения ЦНС (гипоксический), кишечный, инфекционный и лимфопролиферативный синдромы. Поражение ЦНС нами было описано ранее при сравнительном анализе преи перинатальных факторов. Здесь лишь следует отметить, что он пролонгируется и на постнатальный период. При сравнительной характеристике этого фактора риска в постнатальном периоде поражение ЦНС отмечается достоверно чаще у детей монголоидной популяции — 58,4% по сравнению с детьми европеоидной популяции — 42,9%, р 0,05. Таким образом, синдром поражения ЦНС играет важную роль как фактор риска развития атопического дерматита у детей двух групп, распространяется на все периоды развития ребенка, но достоверно чаще отмечается у детей монголоидной популяции.

Кишечный синдром, представленный наличием у детей дисбиоза кишечника, хронических заболеваний ЖКТ, паразитозов и кишечных инфекций при сравнительной характеристике представлен в следующих результатах. Частота встречаемости дисбактериоза кишечника является примерно одинаковой у детей двух групп и при сравнительной характеристике этого фактора не получено статистической достоверности различий. Однако роль дисбактериоза кишечника в развитии атопического дерматита доказана в многочисленных данных литературы и высокая частота встречаемости этого фактора риска у детей двух групп (более 70%) подтверждает роль дисбиоза в формировании заболевания. При дальнейшем исследовании выяснилось, что паразитарные инвазии, представленные гельминтозами и протозойными инфекциями, достоверно чаще встречаются у детей монголоидной популяции (59,5% по сравнению с 31,5% соответственно, р < 0,05). Также достоверно чаще дети с атопическим дерматитом монголоидной популяции страдали хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта. Таким образом, очень внушителен вклад в развитие атопического дерматита факторов, связанных с нарушением функционирования кишечника. У детей монголоидной популяции этот вклад существенно больше за счет значительного количества хронических заболеваний ЖКТ и паразитарных инвазий на фоне примерно одинаковой роли дисбиоза кишечника у детей обеих групп. Кишечный синдром у детей европеоидной и особенно монголоидной популяции, вероятно, играет ведущую роль в развитии такой патологии, как атопический дерматит.

Следующий синдром, представленный как инфекционный, включает в себя частые респираторно-вирусные инфекции у детей с атопическим дерматитом и инфицированность детей с атопическим дерматитом вирусами простого герпеса и гепатита. Частота респираторных вирусных инфекций высока в обеих исследуемых группах и составляет около 70%. Статистической достоверности по этому фактору риска при сравнительном анализе не выявлено. Также примерно одинаковыми были частота инфицирования вирусными инфекциями детей обеих групп. Несмотря на отсутствие статистически значимых различий, инфекционный синдром играет важную роль, как фактор риска развития атопического дерматита, поскольку отмечается с высокой частотой у детей с атопическим дерматитом в обеих исследуемых группах.

Следующий синдром, представленный как лимфопролиферативный, включает в себя лимфоаденопатию, гипертрофию миндалин и аденоидит. Все три фактора риска отмечаются с высокой частотой у детей с атопическим дерматитом з двух группах и, вероятно, вносят значительный вклад в развитие атопического дерматита у детей. Статистически чаще у детей монголоидной популяции отмечается увеличение аденоидов (35,8%) по сравнению с детьми европеоидной популяции (12,3%), 0,05.

Среди постнатальных факторов риска, которые наиболее часто встречались у детей как монголоидной, так и европеоидной популяций не выявлено факторов, которые с высокой долей вероятности были характерны именно для детей Монголии. При этом выявлены факторы риска, такие как паразитозы, аденоидит, хронические заболевания, которые у детей монголоидной популяции встречаются достоверно чаще по сравнению с детьми европеоидной популяции. Все выявленные постнатальные факторы относятся к условноуправляемым и управляемым, поскольку их развитие связано с самим ребенком и в меньшей степени с состоянием здоровья матери.

Таким образом, большинство факторов риска, выявленных у детей Монголии, относится к условноуправляемым и управляемым пренатальным факторам (лечение и коррекция хронических заболеваний и хронического стресса у будущей матери), перинатальным факторам (современная тактика ведения беременности и родов, адекватное родовспоможение). В результате проведенного исследования на основании выявленных факторов риска возможно выделение детей в группы риска, в которых коррекционное воздействие на управляемые факторы риска (последствия натальной травмы шейного отдела позвоночника, перинатальной энцефалопатии, ведение часто болеющих детей, коррекция дисбиоза кишечника, выявление и лечение паразитозов) позволит внести вклад в профилактику развития атопического дерматита.

При сравнительном анализе показателей иммунного статуса, доступных при скрининговых исследованиях у детей Улан-Батора обращает внимание отсутствие физиологического лимфоцитоза, характерного для детей до 5-6 лет. Поскольку у обследованных детей из России той же возрастной группы преобладают лимфоциты, складывается впечатление о том, что у детей монголоидной популяции при наличии атопического дерматита запаздывает созревание иммунной системы, конкретнее, клеточного иммунитета. Отсутствие относительного лимфоцитоза у монгольских детей свидетельствует о меньших возможностях формирования специализированных клонов лимфоцитов по сравнению с детьми европеоидной популяции, где физиологический лимфоцитоз присутствует. Вместе с тем, если принять во внимание, что у детей монголоидной популяции достоверно меньше число палочкоядерных нейтрофилов, эозинофилов, моноцитов и отсутствует различие в содержании лимфоцитов, то можно предположить, что относительный нейтрофилез маскирует физиологический лимфоцитоз в связи с дефектом макрофагально-фагоцитарного звена. Дополнительным подтверждением тому служит повышение НСТ-теста. При этом можно предположить не только количественные, но и, прежде всего качественные дефекты фагоцитоза. Относительный нейтрофилез у детей монголоидной популяции в этом возрасте служит тому подтверждением и свидетельствует о количественной компенсации качественного дефекта фагоцитарного звена.

Поскольку данное предположение является существенным для практики и планирования последующих профилактических воздействий, мы решили углубить исследования в этом плане. С этой целью с помощью корреляционного анализа мы попытались выявить, насколько значим вклад основных факторов риска в выявленные изменения иммунного статуса у детей европеоидной и монголоидной популяций.

Наблюдалось различное количество положительных и отрицательных, преимущественно недостоверных корреляций, выбранных параметров иммунного статуса с установленными факторами риска развития атопического дерматита. Среди достоверных корреляций кормление в первый час после родов и грудное вскармливание в течение года нейтрализовали воздействие факторов риска на иммунную систему. Дисбактериоз инвазия гельминтами — усугубляли. Эти достоверные преимущественно положительные корреляции наблюдались лишь в макрофагально-фагоцитарном звене. Однако нас в большей степени интересовало не наличие достоверных корреляций, а соотношение числа положительных и отрицательных корреляций, поскольку в математике существует правило, что при равновесном (устойчивом) состоянии системы число положительных и отрицательных корреляций должно быть примерно одинаковым. У детей г. Твери число положительных и отрицательных связей моноцитов и НСТ-теста с выделенными факторами риска было примерно одинаковым (7 положительных и 6 отрицательных связей в случае НСТ-теста). Поскольку моноциты и НСТ-тест являются представителями макрофагально-фагоцитарного звена, можно сделать вывод об отсутствии существенного влияния факторов риска развития атопического дерматита на это звено у детей европеоидной популяции. Иная картина при анализе лимфоцитов, основных представителей клеточного звена иммунной системы. В этом случае наблюдалось явное преобладание числа положительных корреляций над отрицательными (8 положительных и 5 отрицательных). Таким образом, преимущественное влияние факторов риска развития атопического дерматита у детей европеоидной популяции было связано с их влиянием на клеточное звено иммунной системы.

Достоверных корреляций факторов риска с выбранными параметрами иммунного статуса у детей Улан-Батора почти не было. Исключение составила лишь положительная достоверная корреляция наличия аденоидов и число моноцитов, что говорит о значимом вкладе этого фактора риска в нарушения макрофагально-фагоцитарного звена. Однако наиболее интересные результаты получились при анализе соотношения числа положительных и отрицательных корреляций. Как в отношении лимфоцитов (9 отрицательных и 4 положительных), так и в отношении моноцитов (5 и 8 соответственно), и НСТ-теста (4 и 9 соответственно) было явно нарушено соотношение числа положительных и отрицательных корреляций, что свидетельствовало о неравновесном состоянии системы, инициированном факторами риска развития атопического дерматита.

Таким образом, у детей монголоидной популяции факторы риска более значимы для нарушений в иммунной системе.

Если к этим данным прибавить ранее полученные результаты сравнительного анализа иммунограммы, то можно сделать вывод о преимущественной роли макрофагально-фагоцитарного звена в формировании атопического дерматита у детей монголоидной популяции.

В своей совокупности эти результаты позволяют считать, что существеным в патогенезе атопического дерматита детей монголоидной популяции являеся вклад макрофагально-фагоцитарного звена. Воздействие именно на это звено в лечебных и профилактических программах у детей монголоидной популяции может стать действенным средством повышения эффективности лечения и профилактики атопического дерматита. Дополнительным вкладом в этот вывод может быть достоверное увеличение у детей монголоидной популяции с атопическим дерматитом содержание IgG по сравнению с детьми европеоидной популяции, что может свидетельствовать о большой инфекционной нагрузке, которая и может привести к количественным и качественным дефектам макрофагально-фагоцитарного звена. Таким образом, для скринингового исследования иммунитета детей монголоидной популяции следует фиксировать внимание на макрофагально-фагоцитарном звене и рекомендовать эти исследования как дополнительные в оценке влияния факторов риска. Также можно предположить повышение эффективности лечения и профилактики атопического дерматита у детей монголоидной популяции на оснвании иммунокоррекции, связанной с воздействием на макрофагально-фагоцитарное звено иммунной системы.

Для более корректного определения факторов риска атопического дерматита при скрининговых исследованиях разработан алгоритм, который представлен на рисунке.

Полученные результаты позволили сделать следующие выводы.

1. Синдромы риска атопического дерматита, выделенные на основании анализа факторов риска, позволяют улучшить ориентацию в факторах риска, более понятны практическому врачу, поскольку отражают патогенетическую направленность. Эти синдромы следующие: гипоксический, инфекционный, лимфопролиферативный, кишечный.

2. Гипоксический синдром риска отражает неиммунный (неврологический) компонент патогенеза атопического дерматита, его формирование преимущественно связано с преи перинатальными периодами, завершаясь перинатальной энцефалопатией, и усиливается натальной травмой шейного отдела позвоночника. Иммунный компонент патогенеза атопического дерматита связан с постнатальным периодом, характе ризуется инфекционным, лимфопролиферативным и кишечным синдромами. Сочетание факторов риска, участвующих в формировании неиммунных и иммунных компонентов патогенеза атопического дерматита, определяет высокий риск развития этого заболевания.

3. Все синдромы риска развития атопического дерматита свойственны и европеоидной и монголоидной популяциям, однако конкретные факторы, наполняющие их, в разных популяциях разные. Так, характерным для гипоксического синдрома риска у детей монголоидной популяций были достоверно большая распространенность отягощенного генеалогического анамнеза, хронической заболеваемости у матерей, меньший удельный вес срочных родов, большая потребность в акушерском пособии и кесаревом сечении. Синдромы, характеризующие иммунологическую составляющую, определились достоверно большой распространенностью гельминтозов и протозойных инфекций, более частым увеличением аденоидов.

4. При использовании лабораторных показателей иммунного статуса, доступных для скрининговых исследований в европеоидной и монголоидной популяциях, не получено достоверной информации о необходимости их обязательного включения в скрининг риска развития атопического дерматита, однако получены результаты, позволяющие ориентироваться в необходимости воздействия на макрофагально-фагоцитарное звено для повышения эффективности лечебных и профилактических мероприятий при атопическом дерматите у детей монголоидной популяции.

5. Разработанный алгоритм определения прогноза развития атопического дерматита на основании выделенных синдромов риска позволяет оптимизировать профилактику атопического дерматита и нацеливает на комплексное наблюдение с обязательным участием невропатолога и иммунолога.

Следует рекомендовать при проведении скрининговых исследований для выявления риска развития атопического дерматита ориентироваться на синдромы риска, характеризующие неврологическую и иммунологическую составляющие патогенеза атопического дерматита. Для более качественной ориентации в наличии реального риска развития атопического дерматита целесообразно использование предложенного алгоритма и наблюдение группы специалистов с обязательным участием иммунолога и невропатолога.



Новые статьи

» Стронгилоидоз
Стронгилоидоз
Стронгилоидоз - хронически протекающий геогельминтоз с преимущественным поражением ЖКТ и общими аллергическими проявлениями. Основной источник заражения стронгилоидозом - больной человек. Некоторые... перейти
» Трихинеллез
Трихинеллез
Трихинеллез у человека - это острый зооноз с природной очаговостью, протекающий с лихорадкой, мышечными болями, отеком лица, кожными высыпаниями, высокой эозинофилией, а при тяжелом т... перейти
» Энтеробиоз
Энтеробиоз
Энтеробиоз - кишечный гельминтоз, вызываемый мелкой нематодой Enterobius vermicularis, со стертым и невыраженным течением, наиболее распространенный признак которого - перианальный зуд, возникающий на... перейти
» Аскаридоз
Аскаридоз
Аскаридоз - кишечный гельминтоз, вызываемый нематодой Ascaris lumbricoides, протекающий с поражением ЖКТ, интоксикацией, аллергическими реакциями. Аскаридоз - один из самых распространенных гельмин... перейти
» Альвеококкоз
Альвеококкоз
Альвеококкоз (Alveococcosis) - зоонозный биогельминтоз, вызываемый личиночной стадией цепней Echinococcus multilocularis, с хроническим прогрессирующим течением, развитием в печени и других органах мн... перейти
» Эхинококкоз
Эхинококкоз
Эхинококкоз (Echinococcosis) - зоонозный биогельминтоз, вызываемый личиночной стадией цепня Echinococcus granulosus, характеризуемый хроническим течением и развитием преимущественно в печени, реже в л... перейти